ШЕКИ - НАБИБЕКОВЫ

ИНТЕРЬЕР ЖИЛЫХ ДОМОВ ГОРОДА ШЕКИ (конец XVIII- начало XX вв). автор: ИРАДА РОВШАН

ŞƏKİ YAŞAYIŞ EVLƏRİNİN İNTERYERİ (XVIII ə.sonu- XX ə.əvvəlləri). müəllif: İRADƏ RÖVŞƏN



ИНТЕРЬЕР ЖИЛЫХ ДОМОВ ГОРОДА ШЕКИ (конец XVIII- начало XX вв). автор: ИРАДА РОВШАН 

 

AMEA Şəki Regional Elmi Mərkəzinin əməkdaşı, memarlıq namizədi İradə Rövşənin “Şəki yaşayış evlərinin interyeri (XVIII əsrin sonu-XX əsrin əvvəlləri)” adlı kitabı çapdan çıxmışdır.

Azərbaycan və rus dillarində yazılmış geniş oxucu kütləsi üçün nəzərdə tutulan bu kitab Şəkinin özünəməxsus şəkildə inşa edilmiş yaşayış binalarının interyerindən bəhs edir.

Kitabda Şəki evlərinin rəngli fotoları, sxemləri, habelə mövzu ilə bağlı müəllifin fikirləri öz əksini tapmışdır.

Kitabda, həmçinin Şəkixanovların, Hacıbəyovların, Mirzə Fətəli Axundzadənin, Sabit Rəhmanın, Alcanbəyovların, usta Yusif Lətif oğlunun, Hacı Mir Əli babanın, Hacı Qafarın və digər tanınmış şəkililərin evləri ilə bağlı maraqlı məlumatlar verilmişdir.

Kitabın elmi redaktoru memarlıq namizədi, respublikanın əməkdar memarı Nərgiz Əsgərzadədir. Kitabın nəşrində Şəki Regional Elm Mərkəzinin direktoru, professor Zəkəriyyə Əlizadənin də böyük xidməti olmuşdur.
--------------------------------------------------------------------------------------------
ИНТЕРЬЕР ЖИЛЫХ ДОМОВ ГОРОДА ШЕКИ (конец XVIII- начало XX вв)

Южные склоны седого Кавказа, объятия могучих лесистых гор лелеют этот величественный средневековый город Востока. Секрет красоты г. Шеки и его своеобразия начинает раскрываться далеко до въезда в город. Еще на расстоянии, вы чувствуете, что едете по дороге, которая ведет вас в окружение гор, которые небольшим только разрывом, раскрыты с южной стороны, а на холмах ее извиваются дорожки, ведущие во дворы, утопающие в зелени, а высокие скатные красные черепичные крыши то тут, то там выступают из-за тесного леса стройных белоствольных густо - лиственных тополей.

ОТ АВТОРА:

 

Южные склоны седого Кавказа, объятия могучих лесистых гор лелеют этот величественный средневековый город Востока. Секрет красоты г. Шеки и его своеобразия начинает раскрываться далеко до въезда в город. Еще на расстоянии, вы чувствуете, что едете по дороге, которая ведет вас в окружение гор, которые небольшим только разрывом, раскрыты с южной стороны, а на холмах ее извиваются дорожки, ведущие во дворы, утопающие в зелени, а высокие скатные красные черепичные крыши то тут, то там выступают из-за тесного леса стройных белоствольных густо - лиственных тополей.

Окружающая этот город природа всегда отличалась живописностью. Вытянутый вдоль рек Гурджана-чая и Даирман-арха, город на фоне гор производит неизгладимое впечатление. Природный ландшафт всегда таил в себе большие возможности для создания индивидуального облика города, и именно поэтому, г. Шеки отличается неповторимой архитектурой.

В г. Шеки, как и во всем Азербайджане, все и всегда происходит неожиданно и стремительно. Быстро меняется жизненный уклад, а с ним привычки и нравы. При взгляде на рукотворное чудо, созданное стараниями умудренной жизнью четы азербайджанцев, думается только о приятном. Построенные ими дома и усадьбы воспринимаются, как знак хорошего вкуса и воспитания. Как известно, хорошие архитектурные решения никогда не стареют. Никто из нас не может твердо знать, где ему суждено создать родовое гнездо. Конечно, хорошо если это на Родине. Пусть это будет реконструкция старого домика, но каждый убежден, что это будет островком, где жизнь должна протекать так, как мы этого желаем. Страна живет, когда строится. И наоборот. Если дееспособная часть общества находит силы возводить новые и обустраивать старые частные жилища, значит, в стране нашей дела идут вовсе не плохо. Процесс этот стимулируется еще и оптимистическим взглядом активной части общества на судьбу страны, верой в семью и семейные ценности, наличие богатых творческих ресурсов.

В г. Шеки тысячи родовых имений, где воспитывались целые поколения. Шекинцам повезло уже потому, что они обустраивают собственные жилища, руководствуясь опытом выдающихся архитекторов и декораторов прошлого.

Когда в детстве я впервые увидела бухары-камин, я долго стояла и смотрела на него, не понимая, что это. Мой детский разум мне тогда подсказал, что это наверняка место, перед которым молятся. Бабушка мне сказала, что это сейчас просто декоративное украшение в комнате, а было время, бухары играло очень большую роль в доме.

Красота, которая так взволновала меня в детстве, волнует меня и сейчас. Для меня этот город всегда был родным. Хотя, выросла я не в Шеки, но частые поездки в gтот город всегда были интересны. Дом моего деда располагался в старой части города, в «Отаг ешийи». У меня всегда вызывали интерес эти бесконечные улочки, дорога которых разложена обычным речным камнем, а дождевые воды без конца протекали по этим камням. Возможно, местные жители и уставали от этих дорог, но, гуляя по этим улицам, наблюдая за стенами, воротами, балконами, которые чередовались, появляясь, то справа, то слева, моему любопытству не было предела. Тогда я не могла даже подумать, что спустя 20-25 лет, я снова буду ходить по тем же улицам с фотоаппаратом и смотреть на все немного другими глазами, глазами архитектора. Во время исследовательских работ, видя, как многие дома разрушаются, я пришла к мысли об этой книги. Эта книга часть моей научной работы.

Гостеприимство жителей г.Шеки никогда не вызывал у меня сомнения и я благодарна всем, кто помог мне показать, что кроме Дворца шекинских ханов, дома Шекихановых, караван-сараев, есть не менее интересные дома. Десятки таких домов нуждаются в реставрации.

Я не побоюсь от вашего имени, дорогой читатель, и от своего, сказать спасибо сотрудникам Шекинского Регионального Научного Центра во главе с его руководителем профессору Ализаде З.М. за оказанную поддержку во время исследовательских работ.

Особую признательность я хочу выразить тем, кто направил меня на этот путь. Это человек с большим сердцем, с неиссякаемой gнергией, заслуженный архитектор, кандидат архитектуры Аскерова Н.С. А также моему научному руководителю, всю свою жизнь посвятившему исследованию истории архитектуры Азербайджана профессору Ш.С. Фатуллаеву.

Я не буду перечислять все фамилии от «А» до «Я» научных деятелей, которые внесли огромный вклад в изучение архитектуры и искусства Азербайджана. Несмотря на значительный материал, авторы касаются проблем лишь в соответствии с задачами своих исследований. Интерьер шекинского жилья еще не был предметом специального исследования.

 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .Ирада Ровшан. 

 

ВВЕДЕНИЕ

Благодаря исследованиям азербайджанских ученых, архитектура Азербайджанской Республики занимает по праву принадлежащее ей место в пласте национальной культуры, и находит свое достойное отражение во всех обобщающих трудах, издающихся у нас в стране и за рубежом. Азербайджанский народ внес достойный вклад в развитие зодчества стран Ближнего и Среднего Востока, в сокровищницу мирового зодчества. Народ «это не только творец ее истории, но и лучший «теоретик» искусства, а, следовательно, и архитектуры» (9, с.5).

Разнообразие историко-географических и природно-климатических условий Азербайджана ставили перед строителями различные архитектурно-конструктивные задачи. На возникновение и распространение в строительстве различных типов архитектурных сооружений, в том числе архитектуре жилья, существенное влияние оказывали особенности развития различных областей региона.

В XVIII веке состояние упадка в области архитектуры и строительства определялось, прежде всего, раздробленностью страны, замкнутостью gкономики различных ханств. Совершенно естественно, что экономическая разруха в стране ощутимее всего должна была отозваться в области архитектуры и строительства. Ни архитектурные, ни строительные качества сооружений, возведенных в этот период, не могут идти в сравнении с постройками предыдущих периодов развития азербайджанского зодчества. Даже в тех случаях, когда мастера, используя традиции недавнего прошлого, создавали привычные и приемлемые с точки зрения архитектурного решения сооружения, выполнение их в натуре показывает упадок строительства.

Говоря о градостроительстве и характере городов Азербайджана в ХIХ в., следует отметить, что разделение страны на ряд самостоятельных ханств повлекло за собой превращение многих городов и населенных пунктов в центры административного управления и ремесленного производства. В тех случаях, когда центрами ханств, становились такие крупные города, как Шемаха, Гянджа, Баку, этот фактор не имел существенного значения для их роста. Если же центрами ханств, становились ранее малозначительные населенные пункты, как Шеки и Шуша, gто вело к их расширению, главным образом, за счет поселявшихся в них ремесленников и ханской челяди.

Природные условия областей Азербайджана, от низменных и степных просторов до высокогорных районов, производственная деятельность населения страны, местные строительные материалы определяли формирование архитектуры народного жилья отличающейся многообразием форм и планировочных приемов, соответствующих условиям каждой области страны. На мировом шелковом пути г.Шеки занимал важное место. Из определенной массы местных ремесленников, торговцев, знатных и деловых людей вырастают капиталисты, манипулирующие большими деньгами, заполучившие затем возможности строить новые, по сравнению с прежними, дома в 2-2,5 этажа с новой планировкой.

Так интерьеры названного времени, вместе с новыми зданиями, приняли более богатые и значительные по художественному уровню, форме и содержанию, привлекают внимание гостей и по сей день и заслуживают то, чтобы о них писали монографии, на их опыте учились новые архитекторы, художники, дизайнеры, мастера народного и декоративно - прикладного искусства и т. д.

Возрастающий интерес азербайджанского народа к своему историческому наследию, обращение к утраченным культурным ценностям в синтезе с современными веяниями в архитектуре ставит цель выявления и сохранения признаков своеобразия архитектурно-исторического наследия Азербайджана, в частности, жилого индивидуального народного дома г. Шеки. Эта проблема сформировавшаяся под воздействием различных архитектурно-художественных тенденций, придавших им неповторимое своеобразие делают особенно актуальными вопросы интерьера шекинского жилья (конца XVIII начала XX века), которая отличается глубоко историческими традициями и интересными примерами, что обусловило постановку настоящей диссертационной работы.

Исследования особенностей архитектуры территории, позволит обобщить и обогатить этим историю архитектуры края и тем самым расширить страницы истории архитектуры Азербайджана в целом.

Жилые дома г. Шеки играют существенную роль в создании облика города и ближайших от нее сел. Большее мастерство и опыт отдельных строителей проявлялись при планировки жилых домов.

Происходящий естественный процесс разрушений, изменившиеся эстетические критерии нынешнего поколения, превращают в неотложную необходимость сохранения художественно-эстетических воззрений предков, сохранившихся в интерьерах жилых домов г. Шеки.

Работа выполнена в Шекинском Региональном Научном Центре, которая вот уже 35 лет ведет свою деятельность в разных направлениях. Заслуженный архитектор республики Н.С. Аскерова создала в этом центре небольшую группу архитекторов, которые занимались исследованиями жилых домов, их интерьеров, а также предметами народно-прикладного искусства, сохранившимися в gтих домах.

ГЛАВА 1. ЖИЛАЯ АРХИТЕКТУРА г. ШЕКИ

КОНЦА XVIII - НАЧАЛА XX ВЕКА

1.1. ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ И ПРИРОДНО-КЛИМАТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ Г. ШЕКИ.

Шеки один из древнейших городов Азербайджана. По средневековым данным его называли Шеки, Шаки, Шека, Шакки, Шакке, Шекен, Шакка, Шаккин и т.д. Долгое время его называли Нуха. Включая XVIII век, город был назван Шеки, и после присоединения Азербайджана к России, также ханство назвали Шекинской провинцией (12, с.41).

После реформы в 1840 году, провинцию опять переименовали в Нуха. По данным К.В.Тревера координаты Сакасены сходятся с географическими координатами настоящей Шеки.

Арабский писатель Балазури также указывает gту территорию как Шакашен, а город Шаке. Таким образом, основа настоящего Шеки положен еще 2700 лет назад Саками (14, с.38).

Г. Шеки - один из городов Азербайджана, хорошо сохранивший свои памятники старины и значительную часть планировочной структуры. Сильно пересеченный рельеф и лесистые горы пересекаются с долинами причудливо извивающихся рек Гурджана – чая и Даирман – арх. Старый город располагался у южного подножия Большого Кавказского Хребта. Он находился несколько ниже нынешнего места, в долине реки Киш.

Прежде чем приступить к описанию облика самого города и его памятников архитектуры, важно отметить, то, что много интересного имеется и в районах пределах города и его окрестностях. В их числе следует особо отметить крепость, которая в народе носит название «Геласан герасан» (от «геларсан-гeрарсан), что в дословном переводе на русский язык означает «придешь – увидишь». Такое своеобразное название крепости связывается с событиями, которые происходили в г.Шеки и конкретно в крепости.

В начале ХVIII в. в Азербайджане и др. странах, тогда подвластных Ирану, усилился хозяйственный упадок. На трудовые низы городов давило тяжелое бремя поборов, которые разоряли горожан, приводя их к нищете. Беглярбеки, ханы и другие крупные феодалы, стремившиеся к самостоятельности, переставали подчиняться шаху. Частые неурожаи и голод поставили страну в бедственное положение. В 1711 г. в Ширване, Дагестане и Шеки началось широкое антииранское движение. С тех пор трижды против повстанцев Азербайджана двигал свои войска шах Ирана Надир (21, с. 68).

В 1744 г. Надир вновь двинулся в Ширван и Шеки. И вот тогда все население города и окрестностей г. Шеки собралось на строительство крепости, защитившей город с северных к нему подходов. Место для возведения крепости было выбрано так удачно и сооружено оно было так крепко, что длительное время осаждавший его Надир, не мог взять крепость. В ответ на предложение Надир шаха сдаться и его многочисленные угрозы, был дан многозначительный ответ: «Гелерсен-герерсен». С одной стороны он означал то, что «не найдешь крепости, пока не подойдешь», а с другой «если подойдешь, то тебе не сдобровать». Вокруг событий, связанных с крепостью сложилось много интересных героических преданий. В одном из них говорится, что когда мужчины устали в бесконечных боях, многие из них погибли, а оставшиеся были ранеными - военные доспехи надели на себя женщины. Сорок девушек дрались особенно героически. Их контратаки были последними против войск шаха, после которых те ушли, так и не увидев крепости. В связи с gтой легендой крепость имеет и другое - второе название «Гырх гыз галасы» - «Крепость сорока девушек».

И еще об одной церкви, повторно исследованной и отреставрированной недавно азербайджанскими учеными, следует дать некоторые сведения. Эта работа была начата под руководством великого ученого Д.А.Ахундова и продолжена профессором Мамедовой Г.Г. Летом 2000 года участниками проекта было проведено натурное архитектурное обследование и архитектурно-археологический обмер памятника в селении Киш. Полученная информация позволила теоретически восстановить историю жизни памятника и разработать проект его целостной реставрации.

Церковь в селении Киш, посвященная святому Елисею, расположена на возвышенном берегу реки Киш. Старшее поколение кишцев утверждает, что раньше вокруг церкви был комплекс с многочисленными зданиями и каменной оградой. В 20-е годы двадцатого столетия в течение десятка лет церковь использовалась как мечеть и школа. Церковь св. Елисея прошла двухтысячелетний путь развития от небольшой зальной постройки со склепом под восточной частью, впоследствии зально – сводчатой церкви с выступающей алтарной апсидой, до купольной залы с высоким барабаном и шатровой кровлей. (15, с.30).

Эта и имеющиеся другие крепости на окраинах г. Шеки стали излюбленным местом привала туристов и отдыхающий на лоне природы молодежи.

Как уже было отмечено, в 1772 г. Шеки был разрушен селевым потоком, и в том же году перенесен на новое место и тогда же была построена Шекинская цитадель. Новый город живописно раскинулся на значительной площади у подножия южного склона Кавказского хребта. Город имеет интересную структуру плана: текущая с востока на запад река Гурджана – чай делит его на две части – северную, возвышенную и южную, расположенную в долине. В связи с формированием торгового центра, город развился по одну сторону реки.

Заповедная часть города включает в себя Шекинскую крепость, с расположенным в ней Дворцом Шекинских ханов, главную торговую улицу г. Шеки. Крепость была построена в период правления первого шекинского хана Гаджи Челеби (1743 – 1755 гг.). Общая длина крепостных стен 1300 м., высота северной стены - 4 м., южной – 8 м., толщина – 2,2 м. Крепость с южной и северной стороны имеет двое ворот и оборонительные башни. (25, с.21)

В г. Шеки занимались производством натурального шелка и выработкой его сырья. Этот город играл роль промежуточного звена в крупном торговом обмене между различными странами. Был местом сосредоточия многочисленных ремесленных производств, обладал благоприятными для ведения обширного сельского хозяйства землями, пашнями для скота и овец, и потому, не раз становился объектом захватнических устремлений, сначала таких крупных государств как Турция и Иран, а затем и соседних более мелких ханств. Живописное расположение кварталов города, обусловили сложные топографические условия территории. В планировке Шеки отразилось свойственное феодальному городу, порайонное расселение по племенным и производственно-цеховым признакам. До сих пор сохранились старинные названия районов и улиц «Дулузлар» (гончары), «Шарбафлар» (ткачи), «Даббаглар» (кожевники) и др.

Магистраль, проходящая вдоль Набережной реки Гурджана-чай, имеет протяженность около 2 км, здесь расположились торгово-ремесленные и жилые кварталы. Эта деловая артерия города застраивалась большими караван-сараями, базарами, торговыми и ремесленными рядами. Для такого сравнительно небольшого города как Шеки, караван-сараи были крупными общественными сооружениями, масштаб и формы которых позволяют поставить их в ряд самых монументальных сооружений Азербайджана середины XIX столетия.

Г. Шеки, как и многим средневековым городам, свойственны некоторая бессистемность в планировке, отсутствие единого планировочного замысла, возникшего в результате естественного хода развития города без заранее составленного генплана. Г. Шеки в ее нынешнем виде – вновь отстроенный город. Отсутствие единого композиционно – планировочного начала породило довольно сложную и малорегулярную планировку и множество кварталов различной величины.

Несмотря на gто, в размерности кварталов прослеживается определенная закономерность. На относительно спокойном рельефе, в нижней части города, располагаются более крупные кварталы. Естественно, что кварталы аналогичных размеров на крупных склонах верхней части города были бы противоестественными. Ясно читаемая основная магистраль - Набережная, масштаб некоторых улиц, подчеркивающих их второстепенность, сложившийся тип жилого народного дома с присущими ему местными особенностями, усадебный тип застройки с отступом от красной линии, изолированность участка от улицы, учет рельефа местности и, наконец, единовременность осуществления строительства после 1772 г. определили известную целостность восприятия городского организма (31, с.84). Расположенный на возвышенной местности на склонах живописной раскинутых гор, г. Шеки простирается вдоль берегов реки Гурджана-чай, определивший основную композиционную ось - магистраль города. От магистрали ответвляются узкие улицы и переулки, утопающие в густой зелени садов, на фоне которых контрастно выделяются входные порталы и уличные родники. Город пересекается несколькими относительно широкими улицами и транзитной магистралью, идущей с севера на юг. Усиленному росту народного жилищного строительства в г. Шеки содействовало обилие многих строительных материалов – камня, глины, гяжи, строевого леса.

1.2. ОБ АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЯХ РАЗВИТИЯ ЖИЛОГО СТРОИТЕЛЬСТВА г. ШЕКИ.

Шекинское ханство входило в число феодальных ханств Азербайджана, разделенного к концу XVIII в., и gтот город занимал значительное место в общей gкономике страны. Торговля шелком и шелковые транзитные пути, проходившие через Шеки, способствовали развитию gтого богатого города.

С 1819 года с момента окончательного присоединения Шеки к России, помимо оживленной торговли со странами Ближнего и Среднего Востока устанавливается и расширяется связь с крупными городами Российской империи. В г. Шеки, благодаря благоприятным природным и климатическим условиям, был создан центр кавказского шелководства.

В 1827 г. было образовано «Общество для распространения и усиления шелководства в России». Это «Общество» или «Компания» избрав центром своей деятельности, город Шеки, возвело ряд зданий контору, помещения для служащих и учеников, магазины, шелкомотальню на 42 станка (по европейскому образцу) и выписано из Италии в Шеки (Нуху) 12 семей фабричных рабочих. Шелкомотальная фабрика, получившая название Ханабадской, 1960 г состояла из целого комплекса сооружений, включающего и жилые дома. Все это, несомненно, явилось основой для развертывания широкого строительства жилья, отличающегося развитостью форм. На урегулирование некоторых планировочных узлов в городе значительно повлияло строительство крупной Шелкомотальной фабрики Алексеева(29, с.109).

Учитывая перечисленные обстоятельства, наличие большого количества памятников архитектуры, сохранность традиции многих видов народного искусства было решено организовать архитектурно – заповедную зону. Специальным постановлением Совета Министров Азерб. ССР, 24 февраля 1964 г., этой зоной была признана наиболее старая, интересная по планировке, и архитектуре жилья, часть города “Юхары баш“, в которой сосредоточено и большее количество памятников.

Границы заповедника с южной стороны упираются на территорию старого, так называемого “нижнего базара“, по бокам фланкируются руслами двух рек, Гурджана–чай и Дайирман-арх–чай, протекающих по середине города в вертикальном друг к другу положении до «нижнего базара», после которого они сливаются в одно русло, а с севера совпадают с самой верхней линией дворов, как бы вскарабкавшихся на самые крутые склоны одной из холмов гор, окружающих с трех сторон.

Таким образом, заповедник охватывает одну лишь часть города с ее севера - восточного угла. Однако она весьма удачно отражает самые наиболее характерные и интересные, исторические черты, которые пока что есть и в других, не вошедших в заповедную часть, зонах этого своеобразного, красивого по природе и архитектуре города, который в настоящее время представляет интерес целиком.

Прежде в городе было много мечетей. /р.5,6/. А сохранившиеся говорят о том, что здесь имелись, как большие мечети называемые Джума-мечеть, так и квартальные. Строились они на сравнительно более разряженных от жилья площадях, на более крупных улицах и являлись архитектурно выразительным и особенно заметным, выделяющимся из жилья, элементом определенной части города, комплекса кварталов. При их возведении, особенности пресеченного рельефа города, расположенного на склонах гор, использовались особенно выигрышно, с тем, чтобы здания имели лучшую видимость. И наибольшее внимание обращалось при этом на место расположение минарета, вертикаль которого служил замыкающим gлементом всей рельефной и выразительной своим силуgтом композиции.

Сохранившиеся мечети состоят из удлиненного помещения основного молельного зала, перед которым имеется айван с деревянными колоннами, по типу жилых домов. По сторонам маленького зала, сооружались вспомогательные помещения. В одних случаях последние строились в ряд с молельным залом, в других - образовывались выступы, создавая, таким образом, курдонер, обращенный в дворцовую часть. Вспомогательные помещения делались и в два яруса, в таких случаях один из комнат второго яруса использовался как женская часть мечети.

Фотографии и описания позволяют воспроизвести перед собой вид отдельных фрагментов убранства «Джума-мечети». До недавних времен сохранились остатки стен молельного зала мечети Гилейли, где в очень многообразной технике были использованы резьбы по гяже с ее окраской в основном в два цвета: черный и белый. Но имелись панно, где очень умело и тактично черный и белый цвета, сочетались еще на стенах, с синим и красным. Очень интересно в указанной мечети была декорирована и арочная ниша «мехраб», куда обращались лицом молящиеся. Несколько широким в масштабе всего убранства мечети, выглядел пояс из надписей, проходящей по самому верху стен. Сплошную расписную орнаментацию имел потолок. Он разбивался на большие прямоугольники между толстыми балками. Стилизованного характера растительные орнаменты покрывали низ балок и поля между ними. Эти росписи не были яркими, хотя палитра расцветок была здесь более разнообразной, чем на стенах. Балки и подшивка поля между ними были спокойными и несколько заглушенными, что и требовалось, вероятно, для такого здания как мечети.

Образцы и росписи несколько сходные с росписями потолка молельного зала мечети Гилейли, можно и поныне увидеть на плафоне помещения мечети с коротким минаретом в квартале «Сары торпаг» и в ряде жилых домов, один из них на ул. Мехти Гусейнзаде.

Мечети г. Шеки имели много общего с жилой архитектурной города не только внешними формами архитектуры, но и убранством. Здесь полы сплошь укрывались и укрываются коврами и безворсными ковровыми изделиями, а стены и потолки покрывались орнаментальный росписью, резьбой по гяже и дереву, надписями. Среди последних преобладали, конечно, тексты религиозного содержания, часто многократно повторяя одно и то же изречение, вместе с основным значением, носили и декоративный характер. Не только религиозные личности, но и рядовые жители разукрашивали интерьер своего жилья эпиграфическими композициями с изречениями из Корана.

Минареты в г. Шеки имели почти все мечети. /р 6/В большинстве из них минареты были отдельно стоящими, возводились, главным образом, из кирпича. Стройный и уточенный их ствол завершался маленьким балконом для муgдзина, обнесенным ажурной решеткой из гнутых металлических прутьев. Встречаются мечети и со сравнительной короткими минаретами, как, например «Гедек минаре» на квартале «Сары торпаг» и минаретами, выступающие из середины кровли здания.

Отдельно стоящие минареты имеют лестницы внутри минарет на ул. Агамалы оглы, а также крытые и прислоненные к минарету мечети Гилейли. Последние имеют много черт общности с решением лестничных конструкций крупных жилых домов периода ХIХ - ХХ вв.

Здания самих мечетей строились двояко. В одних случаях основное помещение мечети решалось как центрично – купольное, в других имел место удлиненный план с ровным перекрытием. В настоящее время в г.Шеки купольных мечетей не сохранилось. Как свидетельствует письменные, и устные источники таковой была Джума мечеть.

Следующими наиболее крупными и заметными памятниками города являются караван-сараи. Их в г. Шеки ранее было несколько. И одно их название «исфаганский», «тебризский», «лезгинский» само говорит о том, что широки были пределы торговых связей города Шеки. До наших дней в хорошем состоянии сохранились два в основном караван-сарая. Они располагаются на сравнительно небольшом друг от друга расстоянии. Эти два памятника XVIII века, построенные местными мастерами, по своей планировочной структуре, большим размерам и удобствам для торговли являются наиболее крупными из зафиксированных на территории Закавказья.

Верхний караван-сарай имеет общую площадь 6000 кв.м. Здание со стороны центральной торговой улицы имеет высоту 14 м, со двора 8 м. Здесь более 300 комнат. Нижний караван сарай имеет общую площадь 8000 кв.м. В здании 242 комнаты. Караван – сарай имеет с четырех сторон входные ворота. При закрытии ворот караван – сарай превращался в неприступную крепость. Следует отметить, что и Нижний караван - сарай сохранил черты, присущие караван – сараям Востока.

Большая архитектурно-художественная ценность г.Шеки, как исторического города, определяется, в основном, следующими факторами:

1) Сохранившимися дворцом Шекинских ханов и Шекинской цитадели;

2) Многочисленными высокохудожественными образцами жилых домов XVIII-XIX вв.;

3) Живописной природой, слагающейся из сложного рельефа и обилия зелени;

4) Своеобразной градостроительной структурой, отражающей естественно-природные условия;

В г. Шеки объектом специального рассмотрения могут быть и просто улицы города. Особенно интересны они в районах концентрированного развития жилья, где на каждом шагу зритель встречается с самыми неожиданными перспективами, формой оформления стен, устройства ворот, силуэта зелени и всего взаимосочетания названных и других неупомянутых здесь элементов ансамбля. До сих пор, вдоль русла рек свешиваются над обрывами балконы, глубокие лоджии, а то и целые части зданий, покоящиеся на сильно выступающих кронштейнах, подкосах, которые в большинстве же имеют декоративную резьбу или иное сходное оформление.

Даже центральные улицы города, которые расположились здесь вдоль двух почти перпендикулярно пересекающих друг - друга рек имеют извилистую конфигурацию соответственно неровным берегам живописно протекающего их русла.

И как это характерно для многих средневековых городов южных республик Союза, особенно Средней Азии, а также стран Бл. и Ср. Востока, центральные улицы с двух сторон фланкируют строения типа караван-сараев, рыночные ряды, а также мастерские ремесленников и пр. С объявлением Шеки городом - заповедником, здесь обновляют свою жизнь ремесленные мастерские, большой ряд из которых и до этого не прекращали своей деятельности и таким образом отражали собой ряд существенных элементов характерного для старого средневекового города образа. Такими мастерскими являлись лудильная, сундучная, жестяная, башмачная, деревообделочная, кузнечная и пр.

Каждая улица в г. Шеки раскрывает все новые и новые картины, особенно в верхней части города, где монументальные формы аркад караван-сараев близко соприкасаются с легкими колоннами балконов жилых домов, а резкое падение рельефа приводит к живописному решению архитектурных масс. Постоянно меняющееся восприятие архитектуры на фоне густой зелени является одной из специфических особенностей г. Шеки.

Г. Шеки - это богатый сельскохозяйственный и скотоводческий район, известный промышленным шелководством, всегда был одним из наиболее развитых районов Азербайджана.

Развитие промышленности позволило вплотную подойти к разрешению ряда градостроительных задач: проводится урегулирование отдельных планировочных элементов, создаются небольшие архитектурно-планировочные узлы, наблюдается естественное тяготение жилья к магистрали. Правда, все gти мероприятия проводятся очень робко, не в плане разрешения проблем городского масштаба, в частности не было организации четкой связи между отдельными пространственными узлами, разбивки нижней части города с более спокойным рельефом на прямоугольную сетку улиц и др. В дальнейшем облик города и характер застройки претерпевают значительные изменения.

В конце ХIХ столетия в восточной части города организуется небольшой жилой комплекс и создается несколько композиционных узлов в разных частях города. Правильно в основе осмыслив градостроительную сторону русской и европейской архитектуры, ее логичность и строгость, шекинские зодчие сумели не только найти разумное решение градостроительных задач, но с учетом местных особенностей создали интересные по композиции планировочные решения жилых домов и не менее интересную и своеобразную архитектуру фасадов.

Жилые дома г. Шеки в большинстве случаев имели самостоятельный приусадебный участок. На феодальном Востоке жилые дома в силу сложившихся традиции и условий быта почти всегда ориентировались своими главными фасадами в сторону двора. Строгие и глухие фасады, обращенные на улицу, лишены проемов: они трактовались в виде оград, монотонность которых оживляла красиво прорисованные порталы, акцентирующие вход в усадьбу. К середине, и особенно к концу ХІХ в., заметно ломаются традиционные приемы постановки жилого дома в изоляции от улицы. Дома стремятся строить по красной линии, хотя строгой регламентации красных линий улиц тогда не существовало (28,с.84).

Появляются окна на фасадах, обращенных на улицу, наблюдается тенденция к пластическому и пространственному оформлению последних. Постепенно в трактовку архитектурных форм вносятся существенные изменения, характеризующиеся появлением новых элементов-деталей балконов, металлических кронштейнов, крыльца над входом и т. д. Одновременно пересматриваются приемы внутренней планировки. Появляется двухрядная застройка в различных вариантах, коридорный тип жилого дома и, наконец, повышается этажность.

Жилищное строительство этого периода, в основном представлено двухэтажными зданиями, но одновременно формируется и распространяется тип жилого трехэтажного городского дома. Жилой дом становится активным архитектурным элементом не только внутриквартального пространства, но и улицы и города в целом (1,с.81). В разных пунктах города создаются своеобразные архитектурные комплексы, включающие в себя помещения для ремесленного производства и здания присутственных мест, связанные между собой основной магистралью города – Набережной. Наряду с этим, с юго-западной стороны крепости возникает небольшой бульвар.

Одним из различающих признаков народного жилища по районам является их конструктивная характеристика. Купольное перекрытие в жилье Гянджи, сводчатое перекрытие в апшеронском, плоское перекрытие в низменных и, наконец, скатное перекрытие в жилье нагорных районов значительно влияют на формирование архитектурного облика народного жилья, отмеченных районов. Не меньшее разнообразие представляют и конструкции стен. Тесаный камень, булыга, обожженный кирпич-сырец представляют главнейший стеновой материал. Имеются также примеры комбинации различных материалов, главным образом, булыги и обожженного кирпича, встречаемого преимущественно в Гяндже и Шеки-Белоканской зоне. Конструкции, применяемые в жилых постройках г.Шеки, и Шекинского района, примерно, те же, что и во многих других районах азербайджанского предгорья. Высокая сейсмичность требовала соответствующих конструктивных мероприятий. И народ стал применять своеобразную каркасную (фахверковую) конструкцию, состоящую из вертикальных и горизонтальных брусьев, заложенных в толщу стены. Для осуществления gтой конструкции, стены шекинских домов делаются значительной толщины (80-100см), одинаковой для наружных и внутренних стен. Выкладываются они обычно из сырцового кирпича, а в постройках XIX века из булыги в сочетании с обожженным кирпичом и с последующей гяжевой штукатуркой.

1.3. АРХИТЕКТУРНЫЕ ЧЕРТЫ УСАДЕБНОГО ДОМА г. ШЕКИ (XVIII -НАЧАЛА ХХ ВЕКА)

Жилище г. Шеки это, как правило, изолированная, окруженная глухим забором усадьба, утопающая в зелени фруктовых садов и насаждений шелковицы. Перешагнув калитку, попадешь во двор и здесь человека, наравне с прохладой двора, манит к себе тень глубокой лоджии – ”эйвана” резными вертикалями колонн, с художественной обработкой балок и их промежутков, резными свесами кровель, ажурной заставкой перил и пр. элементами внешнего и внутреннего убранства.

Здесь вас поражает и теплая гамма внутренней окраски стен, гладко оштукатуренных глино - саманной смесью и покрытых сверху тонким слоем обмазки из того же чистого, без всякой примеси, глинистого желтоватого раствора, называемого здесь "сары торпаг" или "шире". Все это удивительно мягко и живописно сочетается с цветом наружных стен, окружающей зеленью, красной черепицей и ясным в летние месяцы, горным синим небом.

Сам дом обычно прямоугольной конфигурации в плане ставится на основание, представляющее собой несколько приподнятую над землей площадку, плотно утрамбованную и облицованную камнем или кирпичом, выступающую в сторону двора в виде террасы. Глухие стены обращены на улицу, а раскрыто решенный главный фасад, ориентированный обычно на юг или юго-восток, обращен во двор или в сад.

Но уже к середине и, особенно к концу ХIХ в. традиционные приемы постановки жилого дома в изоляции от улицы заметно изменяются. Хотя строгой регламентации красных линий улиц тогда еще не существовало, но уже возникает стремление строить по красной линии. На фасадах, обращенных на улицу, появились окна. Наблюдается тенденция к пластическому и пространственному оформлению. В результате этого резко изменилась архитектурно-планировочная структура города. Жилищное строительство того периода в основном представлено двухэтажными зданиями. Одновременно формируется и распространяется тип жилого трехэтажного городского дома, который становится активным архитектурным элементом не только внутриквартального пространства, но и улицы, и города в целом (10, с.36).

Общими для народного жилья почти всех районов Азербайджана являются: наличие gйвана или крытого балкона, учет при постановке дома на участке наиболее благоприятной ориентации, обычно на юг, решение интерьера комнаты с устройством многочисленных ниш-тахча, полок - рэф или ляме, камин - бухары и т.д. На самых подступах к городу к яркому колориту прибавляется еще один цвет - это цвет серого булыжного камня, из которого в основном сложены все стены домов и ограды дворов. Далее зритель обращает внимание не только на цвет камня, но и на манеры его кладки, его своеобразное сочетание с красным обожженным кирпичом.

Бутовой называется кладка из природных камней неправильной формы, связанных между собой строительным раствором. Для бутовой кладки применяли камни разной величины, но не тяжелее 50 кг, в том числе рваный камень неправильной формы, у которого две примерно параллельных плоскости, и булыжник, имеющий округлую форму. Из бута возводили фундаменты, стены подвалов, подпорные стены, опоры и другие конструкции, а так как г. Шеки является районом с большими запасами речного камня — стены малоgтажных зданий. Кладку вели рядами по возможности одинаковой толщины с перевязкой швов.

Углы примыкания и пересечения, а также верстовые ряды выкладывали из более крупных речных камней. Перед укладкой камни очищали, а в сухую жаркую и ветреную погоду — смачивали водой.

При бутовой кладке использовали тот же инструмент и приспособ-

ления, что и для кирпичной кладки. Кроме того, использовали

кувалды (прямоугольная для разбивки камней и остроносая для

околки углов). В фундаментах первый ряд из крупных речных

камней выкладывали насухо, тщательно заполняли пустоты щебнем,

утрамбовывали и заливают жидким раствором.

Если булыжные ряды кладутся из больших, слегка обработанных или просто грубо сколотых камней, в виде не очень точного куба или параллелепипеде серого цвета, то кирпичи, по сравнению с булыгой, образуют тонкие ряды, имеет сравнительно гладкую и ровную поверхность и служат к тому же для выравнивания рядов сложенных из булыги.

Как показали наблюдения, строители г. Шеки целиком выработали для себя великолепные навыки в использовании кирпичей и для улучшения художественного облика зданий и устройства, обильных здесь художественных и отделочных деталей. Следуя традициям, сложившимся в далеком прошлом они очень виртуозно варьировали и продолжают варьировать сейчас, манерой укладки кирпичей, которые в одном случае ставятся рельефно, образуя резкие выступы, в другом – ставятся углом, в третьем – собираются в круг. Используются в обычном цельном, а также сколотом виде.

Наряду с красным кирпичом, в композициях кирпичного узора или орнамента используются и кирпичи, имеющие после обжига белый цвет. С белым кирпичом, в подобных деталях употребляются и сравнительно мелкие, обколотые куски булыги с белым мраморовидным налетом, а также камни белого цвета различной крепкой речной породы, вместе с булыгой обильно приносимые водами горных рек.

Бросается в глаза то, что наряду с традиционными способами в декоративной укладке кирпичей, сочетающихся с только что упомянутыми белыми камнями, имеют место приемы, явно заимствованные из русской и классической европейской архитектуры. Для подтверждения сказанного достаточно обратить внимание на ряд деталей обрамления оконных и дверных проемов, заполнений их простенков, отдельные вставки на стенах, филенки, картуши и пр. которые имеются на большинстве зданий, в том числе народном жилье. И это не удивительно. В г. Шеки не сохранилось зданий, относящихся ко времени ранее второй половины XVIII в.

Основным gлементом композиции фасадов народного жилища г. Шеки, независимо от планировочной структуры являются летние помещения- эйван-лоджии, которые, распологаясь на фасаде симметрично и ассимметрично, играют большую роль в создании архитектурного облика дома. Так, для архитектуры жилища Шекинского района в отличие от жилищ других районов Азербайджана характерны лаконичность и выразительность, включение в композицию деревянных gлементов. Основу решения композиции фасада составляет сочетание объема комнат и пространство эйвана. Эйван служит основным композиционным акцентом и придает дому привлекательность благодаря тонкой прорисовке деревянных деталей – колонн, резных аркад и кронштейнов, перил, резных створок дверей и окон и т.д.

Так, gто в основном двухэтажный дом, покрытый высокой скатной крышей, устланной красной черепицей простых прямоугольных очертаний, огороженный высокой стеной, из-за которой несколько только просматривается верхняя часть дома и мысленно предугадывается пространство большого утопающего в зелени двора. Разновидности с фланкированием лоджии - айвана комнатами (Г и П - образное расположение жилых комнат) имеют несколько иную архитектурную характеристику фасада в силу появления по сторонам айвана значительной стенной плоскости с оконными проемами. С появлением оконных проемов в композиции фасадов проявляется такой сильный акцент, как шебеке. Витражные окна-шебеке, благодаря изяществу исполнения, богатству и сложной геометрической орнаментации достигли высокого художественного уровня.

Шебеке это традиционный вид геометрического орнамента, нашедший широкое применение в азербайджанской национальной архитектуре. В архитектуре Азербайджана применялись как каменное, так и деревянное шебеке. В г. Шеки, в жилых домах шебеке по дереву в основном применялось в оконных переплетах, в дверных створках, в художественном решении плафонов, айванов, балконов и т. д.

По конструкции gто большие деревянные рамы, легко скользящие вверх и вниз по пазам, в опорных столбах общей конструкции системы окон. Определенный интерес представляет техника сборки переплетов подъемных окон. Весь сложный узор переплетов витражных окон монтировался исключительно на шипах, без применения каких-либо дополнительных скреп, гвоздей или клея. Высокое качество сборки переплета, проводившееся одновременно со вставлением цветных стекол коренится в древних строительных традициях.

Значение и ведущая роль эйванов, как и балконов, в более поздних строениях, в пространственной композиции логически влекут за собой сосредоточение в них декоративных gлементов.

Эти элементы, в народном жилище, по существу, являются дополнительным открытым помещением для выполнения разных хозяйственно – бытовых работ и обеспечивают связь жилых помещений с окружающих их пространством. Создание художественного образа интерьера жилого дома непосредственно связано с декоративной обработкой деревянной части конструкции. Большое значение придавалось обработке, форме и орнаментировке как столба с подбалкой, так и балки, внутренняя плоскость которых покрывалась богатой трехгранно-выемчетой резьбой. Часто использовался архитектурный прием, когда второй этаж полностью повторяет планировку первого, в результате gтого перед фасадом дома образуется опирающийся на столбы двухъярусный балкон. Широко распространены также, балконы, охватывающие дом с двух или трех сторон.

Дерево в строительстве жилых домов занимало значительное место. /р.22,47,49/. Кроме обустройства кровельной части дома, дерево использовали при сооружении айвана, во всех его декоративных gлементах. А именно: мастера старались украшать наиболее нагруженные конструктивные gлементы: наличники и ставни окон. Карнизные балки, балки перекрытий. Надо подчеркнуть, что междуgтажные перекрытия и перекрытия верхних Этажей оставались открытыми, а балки расписывали разноцветными орнаментами, чаще растительного характера. Концы балок, которые выходили под карниз украшали резьбой. Резьба балок верхнего перекрытия отличалась более богатым орнаментом.

Как уже отмечалось, в создании архитектурного облика г. Шеки большую роль играли местные строительные материалы: красный кирпич и серый речной камень. Высокие стены воздвигали, чередуя камень с кирпичом. Кирпич здесь имел определенное назначение. При помощи очередной кирпичной кладки мастера выравнивали стены, которые теряли горизонтальную линию из-за неровности камней. Стены жилых домов Это не единственный вариант использования красного кирпича. Посетив г. Шеки, легко можно убедиться в разнообразности использования обожженного кирпича.

Надо отметит, что белый камень большое применение нашел в устройстве ворот, вернее арок, в которые сажали ворота. При помощи белого силикатного кирпича получали зубчатые орнаменты, придавая при помощи их эффекта светотени привлекательный вид сооружениям. В последние времена стали устанавливать маленькие ворота. Можно даже сказать, размеры их почти равны размерам обычных комнатных дверей (для автомашин делают отдельный въезд). Также можно заметить, что по сравнению с дореволюционными домами, которые в большинстве случаев строились в глубине двора, позже дома стали ориентироваться на улицу. Как двери, так и окна, эйваны, балконы и другие части выходили прямо на улицу.

В архитектурном облике жилого дома г. Шеки ворота - дарваза играют немалозначимую роль. /р.8-12/. Каждый владелец усадьбы в первую очередь, чтобы войти во двор пользуется воротами. Взор человека, проходящего мимо высоких стен сложенных в основном из серого речного камня, никогда не устает благодаря чередованию ворот то с одной, то с другой стороны улицы. Ворота в г. Шеки и в его окрестностях очень разнообразны. Разнообразие в основном чувствуется в отдельных деталях ворот. Ворота изготовляли в основном двух форм: прямоугольные и в форме арок. Исследования показали, что прямоугольные формы были введены позднее, а при строительстве жилых домов конца XVIII-начала XXв., входные ворота изготовлялись арочной форм. Для изготовления ворот стали использовать бетон и железобетон, более выносливые сорта деревьев. Богатство решения порталов ворот и дверей в основном связано с материальным положением владельца дома. Ширина ворот обычно бывает 2.5.-3.5м, а высота 2.5-4.5м. Створки ворот и входных дверей, как правило открываются во внутрь. Составленные из отдельных досок створки ворот и входных дверей, с лицевой стороны имеют гладко отработанную поверхность, на фоне которой размещены деревянные накладные или резные орнаментальные рисунки и металлические кованные изделия: дверные ручки-стукалки (таккульбаб), розетки, петли и др. Все эти детали кроме своего декоративного назначения выполняют и определенную конструктивную функцию.

Ворота представляют собой двухстворчатую систему. Однако из-за больших размеров и из-за неудобства открывать ворота каждый раз, на правой части устраивали еще одну маленькую дверь для каждодневного использования. Некоторые владельцы делали такую дверь до такой степени низкой что, не нагнувшись нельзя войти в дом. Это тоже традиционная черта для жилых домов в г. Шеки.

По некоторым сведениям в старину ворота оставляли бесцветными. Естественный цвет дерева со временем менялся в зависимости от сорта дерева. Позднее в Шеки стали применять масленые краски для окраски ворот.

Во двор ведет калитка в больших деревянных воротах, вставленных в крупные арочные проемы, которые в свою очередь представляют в большинстве особую высоко-gстетическую самостоятельно архитектурную форму, в каждом случае поражающую зрителя своеобразным построением конструкции, масштабом, рисунком закруглений арок, техникой возведения, отделкой и пр. деталями.

Уже одно обозрение ворот, а в последнее время все больше заменяющих их дверей, как бы заранее предупреждает Вас о том, что вы находитесь не в обычном месте, а в городе, где особенно любят красоту и во все вкладывают искусное мастерство. Так, там где мог быть забит простой гвоздь, он заменен специально выкованным художественным гвоздем с выпуклой головкой, на поверхности которой имеются следы чеканных линий несложного геометрического орнамента. Ниже уложена фестончатая пластинка, из под ажурных вырезов которой проглядывает либо цветная кожа, либо плотная суконная ткань. По заранее задуманному рисунку выполнена и металлическая колотушка (таккульбаб) и свешивающееся кольцо ручки, которое в ряде случаев одновременно служит и колотушкой, таким образом, неся в себе одновременно две функции.

В г. Шеки редко можно встретить ворота, на которых не было бы таккульбаба, будь то старые или новые постройки. Таккульбабы поздних изготовлений очень схожи друг с другом. Простые, можно сказать выпускаемые шаблоном они, к сожалению, потеряли свой художественный облик. Несмотря на это они, не потеряли свои исторические корни, некоторые из них дают возможность сопоставлять и делать правильные научные заключения. Ранее используемые таккульбабы часто изготовлялись в форме головы козла. Мы уже отмечали, что в старину козел считался святым животным и во многих домах, под балками крыши вывешивали скелет головы козла с рогами. Также таккульбабы изготавливали, применяя форму птиц, или растительных элементов.

При сооружении стен вокруг дома, если строительство просто стены поручали рядовым мастерам, то ту часть, где должны были поставить ворота, поручали мастерам, имеющим особый опыт и талант. Кроме стен из кирпича и камня в старом г. Шеки для строительства ограждений использовали также и «чирпи», которая складывалась в виде «дашчюряк». Нижняя часть «дашчюряк» строилась из камня, а вверх укладывали колючие кусты. Потому такие ограждения носили названия «коллу» (колючий) (6, с.46). Старые образцы ворот отличались тем, что эта часть стены, где ставились ворота всегда была выше стен. Такие ворота можно было разделить на два типа: арочные и безарочные.

Безарочные, с открытым верхом, ворота по бокам обхватывались большими колоннами. Кладка этих колонн до наших дней сохранили черты, присущие именно Шекинской зоне.

Арочный тип ворот ничем не уступает воротам открытого типа. Ворота во двор дома Шекихановых удачный образец таких ворот. Подобные ворота часто встречаются в старой части города Шеки.

1.3 ОБРАЗЦЫ ШЕКИНСКОГО ЖИЛЬЯ

КОНЦА XVIII НАЧАЛА XX ВЕКОВ.

Если говорить о типологии народного жилища, то надо отметить, что ученые, занимающиеся этой проблемой, каждый по-своему разделял жилые дома на типы по отдельным признакам. Все принятые классификации жилища Азербайджана и отдельных его зон, разработаны на основе характерного, составляющего своеобразие того или иного типа дома (по планировочной композиции, по строительным материалам, по отношению к поверхности земли, по форме крыши).

В данной книге речь идет об интерьере шекинских домов разных типов. Поэтому на отдельных примерах жилых домов, в работе рассмотрены типы интерьеров и их развития с конца XVIII до начала XX века.

Заново отстроенный во второй половине XVIII столетия город Шеки, отличается стилевым единством и умелым использованием в архитектуре красот местного ландшафта. Уже было отмечено о планировочной структуре, об архитектурных особенностях жилого строительства этого периода. Принимая gто во внимание, хотелось бы перейти сразу к рассмотрению образцов народного жилья того периода.

Как бы мы не старались, не распространяться по обзору шекинского дворца, учитывая, что Дворцу шекинских ханов посвящен не один труд азербайджанских ученых, изложение получилось достаточно обширным. Излагая сведения об этом сооружении, параллельно изложим материалы о доме Шекихановых, учитывая идентичность этих зданий.

Дворец Шекинских ханов и дом Шекихановых./р.14-19/

«Если бы не было других древних сооружений Азербайджана, то было бы достаточным показать всему миру только Дворец шекинских ханов» (Назим Хикмет). Уникальный по архитектуре Дворец шекинских ханов был построен в 1762 г. Гусейнханом, писавшим свои стихи под псевдонимом «Муштаг».

Здание Шекинского дворца и дом Шекихановых по плану идентичны. Входы во второй этаж идут с первого gтажа и с хозяйственного двора – по внутренним лестницам. Шекинский дворец отличается богатой росписью преимущественно растительного орнамента, окнами - шебеке с цветными стеклами, своеобразными приемами украшений плафонов с использованием деревянных планочек, изображением живых существ, охотничьих сцен. Характерна здесь стенная роспись на декоративных арках и в нишах. Роспись интерьеров дворца частично была изменена в ХIХ в. мастером Гамбаром из г. Шуши.

Характерно, что здесь не видно разницы в композиции интерьера первого и второго gтажей, не выявлено главное и второстепенное. Внимание зрителя распыляется из-за множества равнозначных gлементов, взгляд не сосредоточивается на какой-либо детали, но, тем не менее, создается впечатление богатой сказочной орнаментации с приятным колоритом наподобие ковра.

В композиции первого gтажа дворца обращает на себя внимание оригинально скомпонованная небольшая дверь, в украшении которой применены живопись, шебеке с цветными стеклами и слоновая кость.

Исключительно интересную и богатую композицию имеет плафон. Его своеобразие заключается в удачном сочетании геометрического орнамента, составленного из деревянных планочек с заключенной между ними полихромовой росписью растительного характера. Рисунок плафона напоминает мотив шебеке на плоскости. Композиция украшений этого плафона во многом напоминает восточные ковры.

Обращает на себя внимание необычайный прием композиции стен: такое убывание членений выражено масштабе самих орнаментов, которые в нижней части стены гораздо меньше, чем на плафоне. Можно полагать, что мастера умышленно выбирали такой прием, учитывая, что каждый gлемент по мере отдаленности от глаза зрителя уменьшается. С нашей точки зрения такое решение нельзя признать логичным.

В композиции дверей применена роспись с использованием слоновой кости и бронзовых изделий. Двери по высоте небольшие, высота равна размерам обычных стандартных дверей (210 см), но по выполнению конструкции и декора они представляют большой интерес.

Хорошо выполнены также промежуточные тяги-«рgф», подчеркивающие специфический мотив интерьера азербайджанского жилища. Над такой тягой обычно располагали сервиз; в данных помещениях тяги с богатой росписью и орнаментом имеют чисто декоративное значение, а для сервиза предусмотрено специальное место. Рэф (тяга) зала первого этажа орнаментирована, а второго - покрыта росписью с изображением всадников. На этой своеобразной ленте можно видеть различные военные, охотничьи и другие сцены. Изображения живых существ выполнены весьма реалистично.

Н.М.Миклашевская в своем исследовании относит декоративные ранние росписи ханского дворца к концу ХVIII началу ХIХ в (в основном к концу ХVIII столетия), а исполненные Уста Гамбаром новейшие росписи – к началу ХХ в.(18, с.467). Наибольший интерес представляют росписи конца ХVIII и начала ХIХ в., находящиеся в главных залах дворца на первом и втором gтажах. В зале первого gтажа они сохранились на деревянном плафоне и на сталактитах, декорирующих стык стен с потолком. Стенные росписи – многоцветные, основные цвета: синий, красный, зеленый, желтый – до наших дней сохранили свою свежесть.

Азербайджанские народные мастера сами приготовляли краски, растирая их на яичном желтке. До начала расписных работ поверхности стен подвергались специальной обработке: на хорошо оштукатуренную поверхность наносили гипсовый левкас, в состав которого входило и яйцо. Поверхность отглаживалась и несколько тонировалась, что придавало ей почти полированную фактуру. Затем стены разбивались контурами (цветными или процарапанными по сырому левкасу) на отдельные части – панно, отводимые для орнаментации. Далее наносился рисунок (припорохом), причем мастера (делившиеся, видимо, на специалистов по исполнению различных мотивов росписи) приступали к исполнению росписей.

В техническом отношении работа по росписи стен очень сложна; особенно трудна роспись плафонов, поскольку мастера обычно работали на лесах лежа на спине. Однако, несмотря на gто, почти все росписи плафонов изученных памятников отличаются сложностью орнаментальных композиций и богатством красок.

В своей статье Вишневский. В., рассказывая о мавзолее Ходжи Ахмеда Яссеви – памятника среднеазиатского зодчества конца ХIV столетия, коснулся секретам изготовления рецепта красок, стойких к воздействию воды, солнца, ветра. При испытании, плитки опускали в различные химические составы, по глянцевой поверхности стучали молотком. Плитки, надо сказать, выдержали gкзамен блестяще. Краски секрет изготовления, которых раскрыт, было решено использовать при реставрации старинных архитектурных памятников, а также для украшения современных зданий. Этот рецепт был очень близок к составу красок, применяемых при росписях в шекинских сооружениях.

В убранстве Дворца Шекинских ханов широко использована и резьба по гяже. С помощью орнаментальных узоров, выполненных резьбой по гяже, исполнен декор плафона алькова Iэтажа, угловые детали плафона зада II этажа, а также все в основном убранстве южного фасада здания.

Из наиболее значительных памятников города Шеки, принесшими ему наибольшую славу, является также Дом Шекихановых (ХVIII век) .

Дом Шекихановых находится за пределами крепости, он по величине объема несколько меньше Дворца Шекинских ханов, хотя, как уже говорилось выше, распланировка помещений почти идентична. И убранству подвергнут только один, центральный зал II этажа. Многократными исследованиями доказано, что время исполнения росписей Дома Шекихановых совпадает со временем исполнения наиболее ранних росписей Дворца Шекинских ханов, т.е. второй половиной ХVIII в. Потому в построении колонизации орнаментов, в их обогащении элементами заполнения, больше черт, идущих от классических и ранее сложившихся форм, в которых особое внимание, уделялось правильности построения схем узоров и равности покрытия ими орнаментируемых плоскостей.

Так в построении большого количества узоров как Дома Шекихановых так и Дворца Шекинских ханов употреблен очень распространенный особенно в классических узорах прием построения узоров на основе использования схемы разветвления спиральной линии. Она многократно нарушена в узорах Дворца, особенно многократно в таком из значительных, в убранстве памятника композициях, как орнамент плафона.

Орнаменты Дома Шекихановых более правильны по схемам построения, а также форме трактовке элементов заполнения. Цветочные и лиственные формы в орнаментации Дома Шекихановых хоть и трактованы в большинстве своем так же реалистично как во Дворце, однако здесь редки объемные букеты.

Другой примечательностью Дома Шекихановых является наличие среди росписей его ниш изображений героев поэм великого азербайджанского поэта ХII в. Низами Гянджеви. Так в одной из ниш изображена в представлении художника, Лейли и Меджнун, в другой Фархад, рассекающий скалу в Бистунской скале /по поэме «Хосров и Ширин» / в остальных девушки из «Семи Красавиц». Все gти рисунки - редкие образцы среди стенных росписей Азербайджана, в которых в ХVIII – ХIХ вв. сплошь и рядом преобладали орнаментальные узоры с включением в их композиции изображений животных и птиц (12, с.271).

Сравнивая архитектуру хансарая г. Шеки с близкими ему по времени постройкам Ирана, мы находим аналогии не столько в дворцовом зодчестве иранских столиц, сколько в рядовой гражданской архитектуре. Сходство Шекинского хансарая с дворцами Тегерана и др. ограничивается отдельными деталями, в то время как среди старых жилых домов иранских городов встречаются здания, очень близкие шекинскому дворцу, как по планировке, так и по разработке архитектурно – декоративного оформления.

Эта связь архитектуры Шекинского дворца с гражданской жилой архитектурной Ирана позволяет говорить о том, что строители шекинского хансарая в своем творчестве использовали в первую очередь традиции народной архитектуры, разработав и обогатив их но, не изменив их общего характера.

Самый простой вид жилого дома конца XVIII века- gто одноэтажный дом, состоящий из двух изолированных комнат, имеющих самостоятельный выход на gйван. Иногда, комнаты связывались с gйваном небольшой передней, которая одновременно использовалась под кладовую, где хранились продукты. В шекинском доме в такой передней обычно имелась лестница на чердак. В домах этого типа одна комната одновременно являлась кухней, где производилась вся хозяйственно-бытовая работа, а другая гостевой-спальней. Примером может служить дом-музей М.Ф. Ахундова. (г. Шеки)

Дом М.Ф.Ахундова. /р. 38-70/ г. Шеки является родиной видного философа, публициста и литературного деятеля М.Ф.Ахундова. На улице, теперь носящей его имя находится жилой дом, в котором родился и провел свои ранние детские годы М.Ф. Ахундов.

В архитектуре этого дома отражены наиболее характерные черты наиболее распространенного типа жилых домов, принадлежащих рядовым гражданам города. На примере Дворца Шекинских ханов, дома Шекихановых и ряда других жилых домов дворцового типа можно видеть, что более состоятельная часть города возводила для себя большие многокомнатные, в большинстве случаев двухэтажные дома, обильно убранные росписью, с декоративными элементами, исполненными резьбой по гяже, по дереву из кованного и гнутого металла и пр. В домах же обычных горожан богатая роспись отсутствовала. Правда, gлементы некоторого декора все же вводились в архитектуру. А gто целиком очень специфично для архитектуры г. Шеки. Шеки город, в котором во все периоды его истории были широко развиты всевозможные ремесла, и каждый мастер наполовину был художником. Потому даже в самых простых домах, в которых отсутствовала роспись и декоративная специальная резьба по гяже или дереву, все же концы обычных деревянных балок стоечно-балочной конструкции перекрытий, выносились наружу с резьбой, которая придавала длинным их концам облик живописных обильно наделенных полочками, валиками и пр. резными деталями кронштейнов. Элементами резьбы наделялись и доски под балками над колоннами, заменяя собой, капитель и завершая верх деревянных стоек, в большинстве размещенных по краю глубокого айвана, составляющего собой переднюю часть дома.

Колонны были двоякого характера. В одних домах они имели круглое сечение с утонением, в других – делались из целых бревен четырехугольного сечения, у которых, однако на всей длине кроме основания и капители, угли срезались. От этого основное тело деревянной колонны приобретало восьмигранное сечение. Именно таковыми являются и колонны айвана жилого дома М.Ф.Ахундова.

Целиком дом М.Ф.Ахундова состоит из двух комнат, расположенных в один ряд и имеющих самостоятельных выходы на айван.

Одна комната близка к квадрату и вытянута по продольной оси, больше по площади и является основной общей и гостевой комнатой. Вторая комната небольшая. Она вытянута поперек продольной оси плана дома и носила на себе преимущественно хозяйственные функции. Особенно значительной была сущность gтой комнаты в зимние месяцы. Г. Шеки, расположенный в горной зоне обладает хоть и не суровой, но безветренной холодной зимой. Отапливаются дома дровами, доставляемыми из окружающих обильных лесов, зеленым покровом покрывающих окружные горы в которых, однако преобладают на близких перифериях города кустарниковые породы. Для этого, в удобных для каждой конкретной семьи местах комнаты устанавливаются жестяные печи на металлических ножках, которые летом разбираются и сохраняются до следующей зимы в кладовках. Конец дымовой трубы жестяной печи продевается в отверстие над нишей «бухары» - стенного камина, который является неотъемлемым элементом жилого дома г. Шеки. Летом бухары не используются. В это время процессы, связанные с готовкой обедов и пр. хозяйственными нуждами переносятся во двор, где с самого начала отводится место для летнего очага – «оджаг» и устройства для выпечки хлеба «тандир». В большом количестве домов Шеки хозяйственный летний узел находится в одном ряду с комнатами. В этом случае он не имеет никаких ограждающих стен и снабжается только верхним покрытием на тонких столбах и без них, представляя из себя опускающееся вниз крыло общего скатного черепичного покрытия дома. Зимой же вместе с теплом жестяной печи используется маленький «оджаг», который разжигается в полу стенного камина бухары. Для этого здесь устанавливаются два огнеупорных кирпича, либо заменяющие их два булыжные камня. Наряду с «оджагом» используются и другие виды очага. Это «мангал» - жестяной ванного типа поддон, куда складываются угли, над которым жарится мясо, устанавливается медная кастрюля - «казан», сковорода - «тава» и др. Затем очаг сделанный из цинкового или жестяного ведра, обмазанного внутри огнеупорной глиной с оставленным в ней цилиндром для угля с поддоном из металлической решетки и поддувом. Бухары шекинских комнат, носящих на себе большую хозяйственную нагрузку, обычно делались простыми. То есть они не имеют никакого декоративного убранства и состоят из ниш, верхняя часть которых шлемовидное оформление, нижние свесы которого имеют срезы часто с очень оригинальным, орнаментальным профилем. В этом опять сказывается своеобразное, художественное, творческое отношение ко всему, что связывалось с работой шекинских мастеров, воспитанных на очень богатых, орнаментальных традициях.

В связи с этим и бухары маленькой комнаты жилого дома М.Ф. Ахундова имело, в общем, очень простую форму. Но пропорции удлиненной снизу вверх ниши форма завершающего купола, декоративный профиль свесов – все это превращает бухары, в заметный художественный элемент интерьера. Помимо Бухары в маленькой комнате дома имеются малые стенные ниши, на высоте, удобной для пользования стоящего в рост человека и выступающая полочка «рэф» по верху комнаты, куда наряду с нишами устанавливалась посуда и другие хозяйственные принадлежности.

Заметным gлементом оформления в большой комнате гостевой тоже являлось бухары. Это бухары тоже относится целиком к простому типу каминных устройств в шекинском доме. Однако оно по сравнению с бухары маленькой комнаты несколько усложнено и более декорировано. Указанная декорация состоит из тонких колоночек по сторонам всей ниши, по верху которой переброшена трехлопастная арка, состоящая из группы валиков, постепенно завышающих рельеф арки, а также маленьких ниш, расположенных по сторонам всего портального устройства бухары, а также над куполом ниши для топки. Следует заметить, что бухары в гостевой комнате дома М.Ф. Ахундова, несмотря на ее лучшее оформление, не было декоративным. Оно использовалось в зимние месяцы, вероятно меньше, чем во второй комнате. Об этом говорит наличие тяги и круглого отверстия в верхней части, куда подводилась труба приставляемой жестяной печи. Отмечая указанные детали бухары, мы хотим довести до сведения читателя то, что в большом количестве шекинских домов, в свое время возведенных сравнительно состоятельными слоями жителей города, делались и декоративные бухары. Они традиционно устраивались в центре торцевых стен напротив основного входа, не имели тяги и покрывались богатой орнаментальной резьбой выполненной по поверхности влажной гяжи, куда вставлялись еще и куски зеркала, цветного стекла и металлических пластин. В довершение всего художественного убранства бухары против его открытой топочной части ставились крупные, круглые подносы из черной жести, и медные меджмеи. Подносы, даже в самых бедных домах имели на своей поверхности яркую лаковую роспись на черном лаковом же фоне. Редко, где в г.Шеки, медные меджвеи, также как и прочая медная посуда не имела на своей поверхности богатое орнаментальное убранство, исполненное техникой чеканки и гравировки.

Помимо бухары основная комната дома имеет два окна во двор и два на айван. На второй торцевой стене, против бухары располагается большая ниша для постельных принадлежностей и сундука, а по двум сторонам от нее маленькие ниши. Маленькие ниши имеются в указанной комнате и по сторонам бухары. Поверху комнаты, примерно на высоте 80-90 см от потолка по всему периметру проходит полочка «рэф».

Как уже было сказано раннее комнаты дома М.Ф.Ахундова выходят на небольшой айван с четырьмя деревянными колоннами в центра и двумя полуколоннами, приставленными к торцам боковых, ограждающих айван с двух сторон стен.

Айван вместе с комнатами приподнят на стилобат высотой примерно в 90 см., хотя цоколь дома с противоположной стороны обладает еще большей высотой. Дело в том, что дом М.Ф.Ахундова стоит на сильно пересеченном рельефе в связи, с чем пространство под гостевой комнатой использовано для организации в нем еще одного помещения, которые в свое время использовалось под зимний коровник. Это явление характерно для многих жилых домов г. Шеки особенно конца ХVIII в. и жилья малых семей окружающих сельских местностей. Дом М.Ф. Ахундова помимо указанных качеств имеет, и другие характерные для того времени черты в своей архитектуре. Первое – это то, что дом возведен из квадратного сырцового кирпича, имеет глиняные полы, обладает высокой скатной крышей, возведенной на деревянных стропилах и укрытой красной черепицей. Следует заметить, что в г. Шеки домов возведенных из сырцового кирпича становится все меньше и меньше. Большинство современных жителей свои новые дома возводит из булыжного камня в сочетании с красным обожженным кирпичом на твердом известково-цементном растворе. Несмотря на это в городе еще сохраняется немалое количество домов, возведенных во второй половине ХVIII в. В период после сильного наводнения 1772 г., когда сильными селевыми потоками Шеки более раннего времени было почти снесено до основания и оставшиеся в живых жители города вынуждены были перенести свои жилища на более высокие части города и спешно возводить дома из обильных и ничего не стоящих глин. Из сырцового кирпича вырезанного из глиняной массы в смеси с саманом возводились дома не только рядовых жителей, но и более состоятельной части населения, а также правителей города. Несмотря на то, что часть этих домов попала в список памятников, которые должны быть взяты под особую охрану, из–за плохой постановки охранного дела, охраняются недостаточно хорошо и находятся под опасностью разрушения и перестройки.

Дом Фархад бека. Юхары-баш, (ул.М.Гусейнзаде,д№2)./р. 20-25/

Очень интересен и типичен для Шеки XVIII и первой половине XIX в. двухgтажный дом Фархад бека. В районе Юхары-баш, среди многих жилых домов, которые были построены после селевого потока, следует отметить этот жилой дом, владельцем которого был богатый купец Фархад-бек.

В настоящее время в этом доме проживают его наследники. Двор является неотъемлемой частью шекинского жилья. Дворы в Шеки обычно называют «эшик», здесь располагается сам жилой дом и подсобные помещения, постройки. Площадь двора составляет 600кв.м. В него также входят зимний домик, навес и огородный участок. В шекинских жилых домах можно увидеть очень много общих деталей. Связь дворов с внешней средой происходит через стены ворота и двери. Ворота для входа во двор установлены на определенном участке стены, окружающей двор. Настоящий дом построен в основном из речного камня и сырого кирпича. Толщина стен составляет 90 см. Связывающим является известковый песок, поgтому стены очень выносливы. Дом 2х этажный, крыша покрыта керамическими плитками. Из-за того, что дом расположен в горной местности, рассмотрев разрез дома хорошо видно его строение. А по плану 1–ый этаж построен буквой «Г» и состоит из трех самостоятельных комнат. Из каждой комнаты есть выход на айван-веранду через двухстворчатые двери. В двух комнатах имеются бухары, ниши-тахчи, полки-рэфы. Стены айвана наряду с окнами обустроены тахчами, рэфами и другими архитектурными элементами.

Пол в комнатах деревянный. Внутренняя высота 1 го этажа 2,2м. Потолки ничем не заделаны, т.е. чердачные балки остаются открытыми. Большой интерес проявляет организованный вход в дом со стороны главного фасада. Через арку, за которой нет двери, лестница прямиком ведет на второй этаж. Над аркой висят два скелета головы козлов. Как было выяснено, козел с древних времен считался святым животным и во многих домах Шеки можно встретить изображение gтого животного или такой же скелет, приносящий удачу и достаток в дом, остерегающий по поверьям от сглаза.

На 2 ом этаже по плану через айван имеется выход в две самостоятельные комнаты и четыре, две большие и две сравнительно малые, смежные комнаты. На задней части дома есть еще один односторонний айван.

Внутренняя высота комнат З.З м., окна расположены так, что высота подоконника равна 30 см. В каждой комнате устроены ниши для сундуков, рэфы, тахчи, окна. Кроме того, в трех комнатах имеются бухары. Во всех комнатах на расстоянии 60 - 70 см от потолка по двум, трем и четырем сторонам тянутся рgфы - полки, куда складывали наиболее красивую посуду, красиво сочетающуюся с остальными элементами интерьера дома.

К сожалению, элементы старины на 2 ом gтаже не сохранились. Рэфы в некоторых комнатах разрушены. Места для сундуков и ниши-тахчи переделаны во встроенные шкафы с дверцами. В лобовой части бухары и дверей современные мастера на свой вкус разукрасили разными пейзажами и другими художественными изображениями. И на 1 ом и на 2 ом этажах потолки не заделаны, т.е. балки, которые, проходят по всей ширине айвана, остаются открытыми. Как по всей длине, так и концы балок выходящие наружу украшены вырезными узорами. Деревянные колонки в композиции дома играют важную роль. Сочетаясь с вырезным орнаментом на концах балок, они создают игру дерева на фоне фасада дома. Еще один элемент нельзя оставить без внимания в этом доме. В одной из комнат (в гостевой), рядом с бухары висит зеркало. Это зеркало относится к зеркалам более поздних времен.

Разные узоры на коронной части зеркала красиво сочетаются с декоративными элементами бухары и создают особый уют в интерьере дома. Войдя в комнаты, нехотя в глаза бросаются посуда, пиалы, касы, расписные тарелки и т.д., которые выстроены в один или в два ряда на рэфах. Богатые цветные узоры на этих посудах придают особую красоту интерьеру. Красиво сочетаясь с коврами, с паласами они играют немаловажную роль в создании композиции.

Дом Гаджи Мир Али бабы, (ул. А. Асланова,9. 6-ой район)./р 47/

Гаджи Мир Али баба был очень известной в г. Шеки влиятельной религиозной личностью. Его могила до сих пор считается святым местом, а фотография хранится в мечети. 35 раз он побывал в Мекке, а в 36-ой при возвращении он погиб, когда хотел переправиться через реку Турьянчай. В настоящее время в его доме, который был построен в 1800 году, проживают его наследники. (4,с.75).

Дом этот хорошо сохранил свои архитектурные черты. Он расположен в Гянджели мехлеси на склоне горы. С открытого айвана просматривается великолепная панорама города. Очень хорошо сохранился айван этого дома: круглые деревянные колонны с капителями, деревянные арки по всему периметру айвана, деревянные резные перила. Дом 2-х этажный, на втором этаже, в одной комнате сооружен бухары, а также ниши различных размеров, как для больших сундуков, так и для муджри (маленьких сундучков).

По всей вероятности рэфы были разрушены, после очередного ремонта. Сейчас стены покрыты обоями.

Во время исследовательских работ в одном из жилых домов, находящийся по адресу А. Асланова, д.№2, 6-ой р-он., мы столкнулись с типом бухары, который привлек наше внимание своеобразием формы. Капители полуколонн расположенных по обе стороны ниши, поддерживали человеческие фигуры. Может быть, в г. Шеки есть еще дома с таким бухары, но пока это единственный вариант исследованный нами. Была мысль, что эти фигуры были приделаны в эти части колонн позднее при реставрации, но это сделано настолько искусстно, что не вызывает подозрений о первоначальности происхождения

Это дом Исы Зейналова, принадлежит наследникам целого поколения, которое до сих пор носит название«Исланмышлар».

С конца ХΙХ и в начале ХХ века в г. Шеки стали, строится дома городского типа -2х и 2,5х этажные, с некоторым подиумом равным половине этажа, используемый в виде низкой хозяйственной части.

Время ознаменовалось возросшими связями с русской и европейской архитектурой. В г. Шеки приехали архитекторы, которые стали авторами проектов жилых домов нового типа. Своеобразие этих домов стало связью архитектуры традиционной с новой.

Отличительным композиционным приемом жилища Шеки-Закатальской зоны является открытый айван по главному фасаду с массивной аркадой или деревянной колоннадой. Своеобразный рисунок кирпичной кладки смешанной с кладкой из рваного камня и булыжника и не прикрытой штукатуркой, создает приятный колорит и раскрывает художественный образ жилого дома.

О жилых домах конца ХIХ начала ХХ в.в. были проведены большие исследования многими учеными Азербайджана, в том числе доктором архитектуры Фатуллаевым Ш.Ф.. В его научном труде «Жилые дома в застройке городов Азербайджана на рубеже ХIХ-ХХв.в.» дана ясная типовая классификация жилых домов того периода. Не хотелось бы повторяться, но хотелось бы отметить, что наличие в те годы, в городе квалифицированных специалистов-проектировщиков, несомненно, отразилось на планировке и облике жилых домов, архитектура которых тяготела к русскому классицизму.

Несмотря на появление балконов, лоджий ориентированных прямо на улицу, балконы до сих пор остаются вне эксплуатации. Так как, воспитание и своеобразный характер мужчин, а тем более женщин, не позволял им часто бывать на таких балконах и долгое время проводить там. И в современное время, при строительстве жилья, хозяева предпочитают планировку, которая обеспечивает летние помещения, ориентированные во двор.

К домам конца ХIХ и начала ХХ века можно отнести жилой дом Дадановых (зодчий Рза Кафаров), построенный в 1907 году, Алджанбековых, ряд застроек из центричных улиц, дом Р.Эфендиева, Гаджи Гафаров, дом усты Юсифа и т. д.

Дом Гаджи Гаффаров. (ул. А.Асланова, №9)

Семь братьев из поколения Гаджи Гаффаров были купцами и всю жизнь занимались торговлей. У них были торговые связи с Россией, Ираном, Турцией, Северным Кавказом. Нынешнее поколение не помнит всех имен этих братьев, но по некоторым сведениям было выяснено, что один из братьев (Таги), имел завод в Турции и немалые счета в банке. В Шеки же, в здании нынешнего интерната, gта семья занималась переработкой табака. В этих зданиях некоторое время, в 1946 году, были поселены семьи революционеров (21 семья). Позднее этот дом эксплуатировался, как детское учреждение. А сейчас там проживают наследники Гаджи Гаффаров, Теймур Аббас Али оглы Гасанов и его сыновья (4, с.145).

Два дома gтой династии расположены недалеко друг от друга. Один был построен 1900 году, другой в 1910. И тот и другой дом, имеют присущее тому времени архитектурное решение интерьера. Бухары, рэфы, ниши и другие декоративные элементы, к счастью сохранены, и хозяева дома стараются поддерживать дом в первозданном виде. Первый и второй gтажи gтого дома на сегодняшний день частично отремонтированы. Цветовое решение при реставрации бухары, конечно, оставляет желать лучшего, но сохранение декоративных элементов все же радует. Вторым этажом хозяева дома пока не пользуются, но, надеемся, бухары, который расположен на верхнем этаже, тоже отреставрируют и он долго еще останется маленьким памятником архитектуры г. Шеки.

Дом Гаджи Гаффаров, проданный семье «Чопурлар». /р 43-46/ Этот дом тоже принадлежал Гаджи Гаффарам, но был продан семье, которую в г. Шеки прозвали «Чопурлар». Это дом был построен в конце ХIХ века. После землетрясения в 2003 году это здание немного пострадало, и в настоящее время требуются ремонтные работы. Хозяева gксплуатируют только 1-ый gтаж. Само здание трехэтажное. Так как оно расположено на склоне горы, с севера дом двухэтажный, а с юга трех. По определенным причинам, не было возможности вести долгие исследования и обмеры в этом доме, но некоторые снимки сделать все же удалось.

Дом усты Юсифа Гаджи Лятиф оглы (ул. М. Расулзаде,д.254)/р.36-37/

Шекинские интерьеры с образцами каллиграфических мотивов убранства открывают возможности раскрыть определенные моменты из истории этого вида искусства, имеющего глубоко исторические корни, пронесенные отдельными его мастерами вплоть до 20-х годов ХХ века. Имена большинства эпиграфистов и калиграфистов из Шеки остаются неизвестными. Но об одном мастере Уста Юсифе сыне Гаджи Лятифа нам отметить необходимо.

Мастер Юсиф был человеком весьма многосторонним. Он умело занимался чеканкой по металлу, резьбой по камню и дереву, а также мягкой гяже. Три последние работы можно и поныне видеть в его доме, как образцы трех видов деятельности в его собственном доме.

Перед тем, как начать описание этого дома, как архитектурного объекта, хотелось бы, познакомить читателя с самим мастером, его мастерством и в целом с кварталом, где он проживал. Этот квартал и поныне носит название «Дулузлар».

Принимая во внимание то, что в г. Шеки многие кварталы носили название непосредственно связанные с ремеслом, которым занимались жители квартала, то название «дулузлар» тоже происходил из этих соображений. Здесь доминировали мастера по изготовлению гончарных изделий, (дулуз габлары).

Уста Юсиф, жил и развивался в обширном квартале, где жили члены его семьи и близкие родственники. Среди этих людей были мастера по разным ремеслам - бенна (строители), резчики по камню, дереву, гяже (гячтараши), гончары, медники и т.д. Не ограничивающиеся заботами на кухне, женщины пряли пряжу, ткали ковры, прочие ковровые изделия, а также вязали теплые, цветные, узорные носки - джорабы. Прекрасные по качеству и художественному облику джорабы, вязала до конца своей жизни (конца 50х годов) жена усты Юсифа (Мелек ханум), после кончины мужа, взвалившая на себя садоводство вокруг семейного участка.

Уста Юсиф оказался одним из сильных предпоследних мастеров, проявивший себя разносторонним мастером. Он оставил дом, ныне здравствующему внуку – поgту и литератору -Сулейманову Гуртулуш. В этом доме был создан традиционный интерьер, со стенными нишами, стенными шкафами, с образцами шебеке на верхних частях дверей, узорной резьбой по гяже над рамами шкафов и периметру ниш, резную деревянную обкладку задней стенки и обкладку настенного зеркала, большую шкатулку для швейных принадлежностей и т.д. Несмотря на большую хрупкость материалов перечисленных изделий, все хорошо сохранилось. Долго хранились в доме инструменты мастера, в большинстве сделанные самим мастером, способами простого литья, ковки, горячей скрутки и т. д. Сделать все это было где. Соседний дом с хорошей кузницей принадлежала двоюродному брату Аскеру Салам оглы. Последний, в свою очередь славился высоким мастерством своего дела и пользовался большим уважением не только близкого окружения, но и города с ближайшими селениями. Даже с гор соседнего Дагестана к нему спускались заказчики. Имя усты Аскера здесь нами упомянуто повторно так же из-за того, что именно в его доме до недавних пор имеющих комнаты и айван, сохранились стены, которые обогащены обильными эпиграфическими композициями. В доме усты Юсифа привлекают внимание розетки на стенах одних из зальных помещений дома. Целиком это форма звезды, которая основана на круге, внутри которого записаны повторяющиеся изречения из Корана.

Еще наше внимание привлекли два ковра в доме мастера. Это пара ковров выткана не в доме мастера Юсифа. Но длительное время они были gлементом, сильно украшающим интерьеры комнат и свидетельствующим о высоких gстетических требованиях жильцов. В этих коврах особенно примечательными были узоры, располагающиеся ближе к центру. Gти узоры имеют довольно определенное и известное название «тирме» или «гыйгаджи». Эти названия определились сходством с известными головными уборами тирме, с косыми полосатыми рисунками. Такое название давалось и теплым красочно связанным из шерстяных ниток носкам. В коврах и целом ряде разных видов произведений народного искусства, располагалась россыпь рисунков «бута», которые особенно украшают изделия, в том числе и ковры.

Дом-музей Сабита Рахмана. «Юхары баш»./р.26-35/

Дом писателя-драматурга Сабита Рахмана относится к постройкам конца XIX – начала XX века. Дом двухэтажный, в плане прямоугольной конфигурации. Одинаковые по плану gтажи, состоят из 4-х комнат и прихожей. Вход на второй этаж происходит с северного фасада, по лестнице ведущей на крыльцо второго этажа. С южной стороны, на втором этаже также имеется балкон.

Как на первом, так и на втором gтаже сооружены камины-бухары. Бухары первого этажа, по декоративному оформлению, как и в других домах, уступает бухаре второго gтажа. Исследуя камины, было замечено, что каллиграфические надписи на бухаре в доме С. Рахмана, было аналогичным надписям на зеркальных бухарах в доме Алджанбековых, Пуллу Гулу, Мамеда Мин баши.

А именно, это надписи из книги Гурани-Керим.

Самая верхняя надпись на бухаре – это айа 3-я, из первой части главы «Мулк»:

«Тот, кто сотворил семь небес сходных,

Не видишь ты никакой несоразмерности в творении Милостивого.

Так взгляни же снова: можешь ли ты узреть какой нибудь недостаток?»

Ниже на бухаре размещены айа 51 и 52 из 2-го раздела главы «Ал Калам»:

Айа 51

« А те, кто не веруют, готовы чуть ли не изничтожить тебя взорами своими, когда слышат Напоминание, и говорят они: «Несомненно, безумен он!»

Айа 52

« А это лишь напоминание народам»

Gти изречения из книги Гурани - Керим, так же являются молитвами от сглаза, поэтому они встречались не только на каминах-бухары, но и на обычных декоративных панно, которые вешали над входными дверьми.

В настоящее время, этот дом является домом-музеем великого писателя. В музее хранятся личные вещи хозяина, его семьи, домашнее имущество, предметы быта, того периода.

Необходимо дать некоторую информацию и о мечетях. Так как мечети города имели свое влияние на формирование интерьера жилья. А архитектура жилья, тяготеющая к монументальности форм, в сочетании с применением в кладке стен крупных рваных камней горных пород и булыжника оказала в свою очередь, значительное влияние и на культовую архитектуру г. Шеки.

ГЛАВА 2. ФОРМИРОВАНИЕ ИНТЕРЬЕРА

НАРОДНОГО ЖИЛЬЯ Г. ШЕКИ.

1.2. РОЛЬ НАРОДНОГО И ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА

В ФОРМИРОВАНИИ ИНТЕРЬЕРА НАРОДНОГО ЖИЛЬЯ

В интерьере шекинского дома огромная и полезная роль принадлежала предметам декоративно-прикладного искусства как органической части национального быта. Грани прикладного искусства, народного в особенности, наиболее доходчиво воспринимаются в ансамбле жилого комплекса.

Прежде всего, нужно признать, что выразительный интерьер есть понятие равнозначное gмоциональному интерьеру, то есть интерьеру, выражающему переживания и мысли архитектора, а грамотная композиция и есть средство достижения выразительного интерьера.

Развитие интерьера народного жилища обычно находится в определенной зависимости от сложения его внешних форм. Внутреннее пространство дома, хотя и образуется его внешними архитектурными объёмами, но благодаря тесной взаимосвязи с бытовым укладом, множеству различных компонентов обихода, более отчетливо несёт на себе отражение его не только национальных особенностей, но и степени зажиточности семьи. Если говорить об интерьере, как о совокупности жилого пространства и домашней утвари, то здесь, как и в любом народном творчестве, с его коллективным началом, в течение веков отстаивались характерные формы предметов и постоянство их взаимосвязей. В народном интерьере всё продумано и предусмотрено с точки зрения экономичности, удобства и элементарной гигиены.

Предметы обихода представляют существенную составную часть устройства народного жилища. Эта сторона жизни нераздельно связана с самим понятием «дом» и нереальна вне него, как и без человека который создает его, приспосабливая для собственных потребностей. Если принять, что жилье создает культурную первичную ячейку на фоне естественного природного окружения, то интерьер вместе с предметами обихода логично считать вторым четко ограниченным миром, изолирующим определенную личность, но вместе с тем и согласующим ее запросы с реальнойдействительностью.
< p style="text-align: justify; text-indent: 28pt;"> Произведения декоративно - прикладного искусства Азербайджана составляют ощутимую часть художественного наследия его народа, внесшего свой значительный вклад во всеобщую сокровищницу достижений мировой общечеловеческой культуры. Немалое количество этих произведений считается истинными шедеврами Большого искусства. Потому, привлекая всеобщее внимание, они вошли в число наличий самых крупных и знаменитых музеев мира, собраний коллекционеров, хранится у любителей редкостей и обычных семьях. Их создателями преимущественно являются простые выходцы из народа, которые не прошли никакой специальной школы и как, было заведено по традиции, усваивали ремесло от отцов и дедов, мастеров, их помощников и учеников.

Большинство имен таких творцов, к сожалению, до сих пор остается неизвестным. В условиях склада жизни, которые были характерны временам феодально-крепостнического и средневекового строев, полных жестокой несправедливости, большого бесправия и неблагодарности за сложный и кропотливый труд, мастера и ремесленники, как правило, не имели возможностей фиксировать свои имена на собственных работах, особенно на видных и центральных местах композиций создаваемых ими произведений. Таким правом и то не все, пользовались, главным образом особо признанные специалисты, заблаговременно заручившиеся благосклонностью представителей власти имущих (не всегда последовательной), а также влиятельной части населения тех сел, городов и сравнительно больших территорий, где проистекала деятельность исполнителей. Именно в силу gтого стала более настойчивей инициатива ученых: историков, искусствоведов, археологов, gтнографистов и других специалистов, выявить как можно больше имен мастеров самых различных областей художественного творчества, в том числе и исполнителей работ в области декоративно-прикладного искусства с составлением возможной картины их творческих биографий.

Об истории всего человечества, о сотнях тысяч людей, которые думали, любили, верили, боролись, мы судим теперь по каким то черепкам разбитых горшков, костяным иголкам, изъеденным ржавчиной мечам. Правда иногда на помощь приходит искусство – орнаменты на черепках, наскальные росписи, древние статуgтки. Это уже нагляднее и точнее говорит о вкусах, о верованиях, об образе жизни. Но все же в основном мы создаем себе представление об ушедших цивилизациях по предметам, и представление, по видимому, достаточно верное.

Вещи повсюду. Человек не был бы человеком, если бы не научился делать вещи. И восстанавливая историю очеловечивания человека, мы пытаемся прочесть ее именно по вещам.

В кузнечных мастерских, такого города как г. Шеки, периферийного по отношению к промышленным центрам, города, изготавливается много предметов ежедневного быта, а также орудий труда. Различные серпы, косы, вилы, лопаты и пр. предметы, широко употребляющиеся в сельскохозяйственных делах, а также печи, трубы к ним, короткие трубы для самоваром, различные подставки под горячие предметы, ажурные табуреты, подставки под рукомойники и очень много ажурных решеток под перила балконов, из окна, флигеля и т. д. Последние, как уже было ранее упомянуто, играли и играют большую роль в художественном облике города, даже, несмотря на то, многие gлементы ажура являются как бы повторяющимися типовыми. Так во многих решетках роль основного gлемента исполняет большой образный прут. В одних случаях он стоит в одном и том же положении, в других повторяется пара зеркально повернутых завитка, в-третьих, в один узел собраны четыре таких прута. Во всех gтих случаях рисунок решетки получается разным. А если добавить то, что прутья закрепляются небольшими кольцами, кое-какие места дополняются еще полными кругами или дугообразной формой с заворачивающимися в спирали концами, делаются в виде кронштейнов, фронтонов, с наклонной кровлей и т. д., то, само собой разумеется, что вариации получаются самыми разнообразными.

Сильно перекликаются с описанными решетками художественное оформление водосточных труб, особенно их верхних воронок, из которых можно увидеть различные резные по листовому металлу орнаменты, плоские фигуры птиц и животных, встретить сливы в форме развернутой пасти дракона и т.д.

В кузнечных мастерских делаются и дверные колотушки. В г. Шеки всегда перегружены работой и мастерские деревообделочников, столяров. В настоящее время они тоже работают на удовлетворение повседневных, современных нужд города и окружающих его сельских местностей. Поэтому многообразные профили свесов под кровли живых домов, различного рода местная мебель: тахты круглые столики для игр в нарды или питья чая, подставки под рукомойники, обставленные деревом специальные резаки для сахара, деревянные маслобойки и пр. все это меньше, чем самый краткий перечень вещей, которые особенно много изготавливаются мастерами обделки дерева в г. Шеки. И стоит, хотят бы даже очень бегло, обвести глазами вокруг всего, что стоит и лежит в мастерской в заготовках и выставлено в своеобразной витрине (прямо на улице у дверей мастерской или его пороге), то же время умеют понимать настроения современной моды и улавливать современное отношение к месту использования того или иного изделия в быту. Так, последние тщательно полируются и лакируются, в преобладающем большинстве изготавливаются из хороших пород дерева, почему и могут быть использованы рядом с современными наборами мебели. Соответствуют новым и масштабы, размеры изделий. Не отличает свой, число местный декор, выражающийся в применении различных разных профилей, орнаментальных полос и деталей, а также пр. традиционных форм среди них и шебека.

Следует добавить, что «шебека» в настоящее время в г. Шеки используется несравнимо меньше, чем это было ранее в архитектуре жилья, дворцовых и культовых сооружениях. Однако традиции, как выяснилось из вышеизложенного, не только не пропали, но начинают свою новую, характерную иными чертами, жизнь.

В начале восстановительных и реставрационных работ во Дворце Шекинских ханов появилась необходимость в использовании умения местных мастеров.

Есть много имен мастеров, наследственно перенявших от своих родных, а также мастеров – учителей художественную обработку дерева, для которого сырье в городе и его окрестностях можно приобретать в неограниченном количестве. Эта древесина таких ценных для поделочных работ деревьев, каким являются дуб, караган, дикий каштан, груша и пр.

Традиции художественных металлов, расцветки и манеры убранства были продолжены. Они нашли отражение, как было сказано выше, в г. Шеки в резьбе по камню и работах по гяже, не говоря уже о кирпичной орнаментации, которая встречается здесь на каждом шагу.

В пользу того, что керамика, в то же время изразцовая или поливная имела место в архитектурном убранстве зданий г. Шеки и употреблялась в быту говорят древние корни гончарного керамического производства.

В г. Шеки до сих пор имеется целый квартал, именуемый профессиональным званием гончаров «дулузлар». Сейчас мастера гончарного дела, так же как и других профессий работают в основном на простое производство. Изготавливаемые ими изделия в основном состоят из той посуды, которая употребляется в повседневном быту шекинцев. Это различного размера кувшины для воды, маслобойки (няхра), сосуды типа баночек (бярни, добы) для хранения продуктов, крупные флаконовидные сосуды для особо ценных и значительных жидкостей, подцветочники и т. д. В основном, эти изделия делаются без какого либо декоративного дополнительного оформления, хотя нередко встречаются и процарапанные узоры, представляющие тулово сосуда, горлышка или иное его композиционной и зрительно выигранное место. Несмотря на это, самое простое изделие местных гончаров привлекает внимание простотой формы, пропорциональностью частей, чистотой и тщательностью исполнения. Передающееся из поколения в поколение древнее искусство еще живет в массе жителей г. Шеки.

Живым свидетельством мастеров шекинских умельцев являются и образцы резьбы по булыжному камню. Большинству привыкшим видеть глубокую резьбу по сравнительно мягкому известковому камню на примере памятников г.Баку и его окрестностей не сразу удается принять и представить себе его в декоративных целях. В большинстве резьба по булыжному камню в г. Шеки производилась для художественного оформления надгробных стел.

Но есть и образцы, оформляющие входы в жилье, простенки между окнами и пр. членения. Для производства резных работ обычно брались большие глыбы, они расслаивались; полученные таким образом плиты отшлифовывались с одной стороны, и только после gтого начиналась резьба. Булыжная плита, которая могла сравнительно легко рассекаться по горизонтали, очень тверда против вертикальной резьбы. Потому шекинская резьба по камню не глубока, ее рельеф не превышает 1,5-2 м. Узоры орнамента близки расписным и даже тем, которые можно встретить на местных вышивках «тякалдуз». Другой особенностью орнаментальной резьбы в Шеки является умелое сочетание узоров с надписями.

На крупных, магистрального типа, улицах города и в районе базаров с раннего утра слышны стуки молотков и перезвон металла. Наиболее сильные из них раздаются из лудильных и кузнечных мастерских. Лудильные мастерские города в настоящее время в основном работают на производство упрощенной посуды и ремонт. К сожалению здесь больше не осталось мастеров, создающих гравированную медную посуду. Ранее этим искусством обладали все, можно сказать, мастера - медники и среди населения, наряду с привозной из других городов Азербайджана и городов различных стран Востока, особенно Ирана, одинаково большой популярностью пользовалась посуда, изготовленная мастерами из самого г.Шеки.

Большую связь с г.Шеки держали мастера художественной обработки металла из Лагича, а некоторые даже переезжали в г.Шеки вместе со своими семьями и занимались здесь своим ремеслом, организовывая даже целые кварталы, которые так и назывались «лахыджлар» (лагичцы). А мастерство отдельных умельцев, таким как мастера, Мухаммед, глубоко запала в память шекинцев, в результате о них помнят не только старики, но из уст в уста рассказывают и молодые.

Наиболее распространенными видами медной посуды, которая носила в себе элементы чеканной работы, являлись различного размера миски на круглой ножке «бадьи», большие круглые подносы «меджмеи», кувшины «лулейян», кружки «долча», крышки для блюда с пловам «сарпуши», тазы «ляйян» и мн.др. Мотивом убранства медных изделий в большинстве были орнаменты геометризованного и растительного типа, которые исполнялись техникой заглубления тонкой линии, подвергавшейся к концу исполнения чернению. Наряду с названными мотивами среди убранства медных изделий не мало места занимали также изображения живых существ.

Однако известно, что еще в середине века эти запреты часто нарушались. Светские и влиятельные члены обществ того времени, выдавая себя за посланников бога на землю, заказывали дверцы с убранством стен, на которых находили воплощение изображения живых существ, а также употребляли богатую утварь и посуду, заключающую в своем убранстве изобразительные мотивы.

Ко времени ослаблению влияния ислама и под воздействием сильного проникновения в Азербайджан в ХVIII и ХIХ в.в. различных gлементов культуры других стран и народов особенно России, стран Европы и т. д. здесь в том числе в художественном металле, стали больше обращаться к изобразительным мотивам. В результате создавалась целая школа, отличающаяся своеобразной манерой компоновки изобразительных мотивом, их стилизованного и обобщенного рисунка, орнаментальности и декоративности не лишенных, однако, признаков реализации, которые просматриваются целиков в орнаментальной архитектуре азербайджанского народа.

Особенно ярко высказанные качества убранства медных изделий можно проследить на примере изображения животных. Несмотря на минимальное количество технических возможностей, локальный рисунок форм, в которых дополнительный штрих второстепенный элемент отделки являются редким, в большинстве образцов даже отсутствует, чувствуется глубокое внимание автора к пропорциям частей тела животных, их характерному движению, податливости той или иной стилизации и т. д.

2.2. АРХИТЕКТУРНЫЕ ДЕТАЛИ И ЭЛЕМЕНТЫ УБРАНСТВА

В ИНТЕРЬЕРЕ ЖИЛЫХ ДОМОВ Г. ШЕКИ.

Центром композиции комнаты шекинского дома обычно является поставленный на продольной оси богато декорированный бухары. Относительно бухары симметрично размещаются ниши тахча и джамухдан с легким или резным по гяже обрамлением. В богатых домах стены и потолок частично, а иногда и сплошь покрываются росписью и резным по гяже орнаментом большей частью растительного характера с вкраплением изображений крупных цветов, птиц и т.п.

Выполняя пожелания заказчиков местных, обогатившихся в период капиталистического строя собственников для создания бухары стали приглашать местных мастеров лучших умельцев в области резьбы по гяже. И те, как бы соревнуясь с архитекторами и инженерами с высшим специальным образованием создали ряд таких бухары, которые можно считать уникальными образцами народного искусства, не потерявших своего значения по сей день./р.23, 30, 33, 34, 35, 39/

Все пространство интерьера, стянутое вокруг его центра (бухары) по горизонтальной плоскости воспринимается цельным, хотя оно и разбивается на отдельные зоны: главную - у камина и вспомогательную – хозяйственную, ближе к двери. Но ещё более четко происходит разбивка интерьера, хотя и условная на ярусы по высоте. Самый низкий ярус - деревянная кровать (тахт), скамеечки для сидения (кюрсюлер), стол и т.п. Следующий ярус был более декоративным. Это удлиненные полки-ниши, предназначенные для хранения постелей в дневное время, свернутых стопками. Полки эти завешивались коврами или другими богато вышитыми изделиями, которые наиболее ярким художественным пятном в интерьере. Здесь же развешивалась на местах праздничная одежда, и выставлялись народные сундуки, окованные цветной жестью.

Камин-бухары как источник тепла в быту человека начал применяться значительно раньше, чем печи. За многовековой период существования камин совершенствовался, претерпевал технические изменения, но в значительной степени сохранил свои первоначальные черты. В настоящее время камин не является жизненно необходимым сооружением, однако рассматривать его только как декоративный элемент интерьера вряд ли справедливо. Бухары обогревал помещение лучистой тепловой энергией – теплом, излучаемым пламенем, и теплом, отраженным от раскаленных внутренних поверхностей топливника. Он греет, пока топится, но начинает отдавать тепло сразу, как только разгорится топливо. Поэтому в современных условиях камин-бухары наиболее приемлем для помещений с непостоянным поддержанием тепла, а именно для различных типов дач и садовых домиков. Здесь бухары создает свой особый, неповторимый уют, дает возможность насладиться игрой «живого» огня, потрескиванием дров и углей. Все это способствует созданию положительных эмоций у человека. Раньше в богатых домах большое внимание уделялось отделке бухары, разнообразию их форм. Они и сегодня являются настоящими произведениями искусства. Известны и более скромные, но, тем не менее, нарядные камины, повседневно выполнявшие свои функции.

В отличие от каминов-бухары восточных стран, у многих северных народностей нашей страны до сих пор существует первозданный камин-чувал. Полуовальный остов его, переходящий в верхней части в трубу, делается из жердей и обмазывается глиной. Дрова в чувале ставят наклонно к задней стенке топливника. На крюк над огнем подвешивают чайник или котел для приготовления пищи.

При знакомстве с лучшими образцами шекинского жилья, человек, который впервые стоит лицом к лицу с бухары задается вопросом: в качестве ниши для очага или как ориентир для декоративного оформления создавались эти великолепные бухары? Особенно те, которые были построены в конце ХIХ и начале ХХ в., естественно до событий революционного характера с 1917 по 1920 годы в Азербайджане. Тогда наравне с пояснениями вокруг конкретных образцов бухары, уместны рассказы о более ранних примерах шекинского бухары.

А история эта в краткой форме состоит в том, что, действительно, первые бухары были более простыми, то есть в головной стене оставлялись ниши с дымоходом, на низу которых разогревали угли, на которых разогревалась пища.

Постепенно ниши становились более красивыми. Сначала уменьшался силуэт ниши, возрастала выпуклость верхней, части, которой придавали форму полукупола. С возрастанием площадей комнат дома-особняка, по бокам бухары на линии их верха, по сторонам создавались ниши, наравне с крупными, более мелкие для хранения в них мелких предметов. Сохранившиеся до сих пор образцы говорят о том, что очень короткое время эти ниши были простыми, без декора и профилей.

Так примеры бухары в дома М.Ф.Ахундова, на первых этажах домов Сабита Рахмана, Р.Эфендиева, Яшара Мамедова, показывают, что они вверху делались с арками полукруглой стрельчатой формы, а также с арками более сильно профилированной формы, более всего уподобляемых коротким и схваченным по бокам повязкой занавесей. Позже такие формы стали очень характерными для шекинской архитектуры, даже в расписных плоских панно.

Камины-бухары были обязательным элементов даже в крупном жилье городского типа середины XIX нач. ХХ века. Их создание связывается с другим художественным ремеслом города, а именно с резьбой по гяже.

В обычном народном жилье «бухары» состояли из простой ниши с открытым низом и верхним полукупольным завершением. В домах более состоятельных людей, ниша «бухары», обычно располагающаяся в торцевой стене главного, самого большого помещения дома в центре ее продольной оси, напротив противоположного входа, подвергалась специальному оформлению, дополнительные по бокам маленькие ниши, в которые ставились различные мелкие бытовые вещи, а также изделия художественных ремесел: декоративная посуда, резные деревянные формы, керамика и пр.

Здесь же снабжались и богатой резьбой, производящейся поверх белой гяжи. В обильном количестве добываемой из окрестных местностей и подножий, окружающих город гор. Старожилы, сообщают, что в городе было много мастеров резчиков по гяже. Время не сохранило имена наиболее старых из них. В период во второй половине XIX в и начале ХХ в городе особенно популярным был мастер резчик по гяже уста Аббас, несколько работ, которого в отличном состоянии и по сей день остается в ряде жилых домов города.

Мотивы орнамента, которыми больше всего пользовался указанный мастер, носили преимущественно растительный, стилизованный характер, хотя среди узоров его резьбы встречаются и геометризованные рисунки, а также изображения животных и надписи. Из животных наиболее часто встречается голова фантастического дракона, размещенного в конце спиралевидного завитка, либо на одном из утолщенных начальных завитков спирали из точки касательной, которой разрастается второй, несколько ослабленный, стебель.

Еще одним из таких образцов является бухары в большом зале дома Мамеда «Мин-баши».

С конца ХIХ и начала ХХ века в г.Шеки начались воздвигаться дома городского типа 2х-3х этажные с некоторым подиумом равным половине этажа, используемый в виде низкой хозяйственной части.

Время ознаменовалось возросшими связями с русской и европейской архитектурой. В г. Шеки приехали архитекторы, которые стали авторами проектов жилых домов нового типа. Своеобразием этих домов стала связь архитектуры традиционной с новой. Потому, выполняя пожелания местных заказчиков, обогатившихся в период капитализма собственников, для создания бухары стали приглашать местных мастеров, лучших умельцев в области резьбы по гяже. И те, как бы соревнуясь с архитекторами и инженерами с высшим специальным образованием создавали ряд таких бухары, которые можно считать уникальными образцами народного искусства непотерявшие своего значения по сей день.

Большую роль в формировании интерьера жилых домов г. Шеки имели ниши-тахчи. Они в доме выполняли определенные функции. Одна из этих функции размещение в них сундуков, и маленьких сундучков – муджри. Муджри - это тот же сундук (сандыг), но меньшего размера. Они тоже делались почти одинаковых размеров, так как их размешали в более меньших нишах-тахчах.

Сундуки были ярким пятном в доме. В их старинных формах многое сохранялось от кочевников. И в более поздних изделиях этого рода, ценилась та же прочность, та же система крепления железными полосами, необходимые в условиях передвижного хозяйства. На этой же основе были выработаны и формы украшений, в которых можно угадать отдельные gлементы древнетюркских узоров. Например, ромбы, которые, как известно, в украшениях саркофагов тюркских каганов занимали значительное место. Само же назначение сундука, как места хранения приданного невесты, объясняет интенсивность его красочного оформления. Верхние и боковые ярко окрашенные стенки оббиты перекрещивающимися блестящими полосами из железа, образующими сложный ромбический узор. В современных сундуках декоративность строится на ярких сочетаниях эмалевых красок. Сама форма сундука почти не подвергалась изменениям. Менялась только система окраски в зависимости от появления у мастеров тех или иных новых красителей.

На сундуки складывали матрацы, одеяла, подушки, которые использовали для гостей. Поверх всего покрывали специальными покрывалами, несущие в себе большую роль в создании композиции в интерьере дома с другими gлементами: бухары, ковры, рэфы и т.д. Сундуков в доме могло быть несколько. Обычно они изготовлялись стандартных размеров, потому что размеры тахчи тоже были почти одинаковы во всех домах.

Наиболее декоративные и легкие предметы размещались на полках (рэф) верхнего яруса. Здесь расставлялась дорогая посуда.

Мебель, хотя и отличается большим разнообразием, но страдает разностильностью. Эволюцию форм народной мебели в сторону усложнения особенно наглядно можно проследить на таких предметах как тахт - спальное место для взрослых и бешик - детская люлька.

Примитивная форма кровати уже как образец постоянной мебели для жилья, состоит из приземистого ящика с тремя стенками, поставленного на четырех ножках. Выступающие угловые брусья спинки в верхней части слегка округляются. Со временем формы мебели облегчаются, детали украшений становятся более сочными и выразительными.

Появившиеся в обиходе столы и стулья предопределили и высоту тахтов - они стали выше. Но в последующее время все чаше тахты заменяются, особенно в состоятельных домах, жесткими диванами или, по крайней мере, повторяют их форму. Сейчас эта форма мебели почти полностью исчезла из обихода.

Более жизнестойкими в быту оказались детские люльки-бешик, которые совершенствуются от самых грубых и примитивных моделей, вырубленных почти одним топором, до самых современных, с токарной обработкой и явным влиянием городской фабричной мебели. Они сохранили свое значение в национальном быту до наших дней. Многообразные приемы украшения люльки свидетельствуют о том, что этот вид мебели изготовляется с особой тщательностью и любовью. «Ведь колыбель – gто символ продолжения рода человеческого. Не случайно в Гобустане, нашли древнее поселение людей, где одно из наскальных изображений – детская колыбель».

Большая роль в интерьере шекинского дома принадлежала зеркалам. /р.50-55/. В связи с тем, что в г.Шеки изготовление мебели и других предметов обихода усложнялось, интерес к зеркалам возрастал. В домах зеркала имели особое значение. Благодаря им комнаты кажутся просторнее. В наше время роль и значение этих зеркал ничуть не уменьшилось. В фойе и вестибюлях кинотеатров, в магазинах, в объектах бытовых услуг, в салонах парикмахеров зеркала имеют большое значение. Таким образом, восстановление изготовления декоративно отработанных зеркал и необходимость продолжения этой традиции имеет огромное значение для сохранения народного ремесла. Для gтого необходимо создать альбом как пособие для художников и мастеров. В Азербайджане, в том числе и в Шеки, как в старину, так и сейчас в приданное невесты обязательно включали зеркало, как символ счастья, и до сих пор этот обычай остается в силе. Таким образом, и в наше время в любом доме Шеки можно встретить переданные по наследству зеркала.

В связи и исследовательскими работами интерьера шекинского дома нами были изучены несколько старинных зеркал. С сожалением можно отметить, что надписей на зеркалах никаких не обнаружено и это несколько затрудняет устанавливать имена мастеров и точное время изготовления зерка. По сравнению с другими предметами обихода зеркала оказались более жизнестойкими. Они сохранили свои значение в национальном быту до наших дней. Многообразные приемы украшения зеркал свидетельствуют о том, что этот вид мебели изготовлялся с особой тщательностью и любовью. До сих пор различным вопросам искусства художественной обработки дерева в Азербайджане был посвящен не один труд. Однако, несмотря на это, указанная область художественного творчества азербайджанского народа до сих пор остается сравнительно узко освещенной. Из-за gтого значительно затрудняется изучение наследия народа и его практическое, более широкое использование в новых работах. Поgтому появилась необходимость в создании также и альбома, который превратился бы в удобное пособие для художников, мастеров и практиков, работающих в области декоративного и монументального искусства. Изучение интерьера шекинского дома показывает, что здесь интерес к предметам, изготовленным из дерева никогда не угасал.

«Покупка хорошего ковра – крупное событие, к которому готовятся не один год. Совершается оно с участием всех членов семьи, родственников и друзей – знатоков. Приобрести ковер – все равно что отдать деньги в рост. Это надежное помещение капитала. Ковры обладают удивительным свойством украшать помещения, если даже в комнате, кроме ковра, никакой мебели нет». (22, с.31).

На протяжении многих веков вырабатывались характерные для каждого и видоизменялись из столетия в столетия. Творческая мысль мастеров дополняла и трактовала по своему вкусу широко известные ковровые орнаменты, отсюда и величайшее множество композиционных и орнаментальных решений. Так сложилось прекрасное традиционное искусство войлочных ковров.

Ковры ценили всегда. Ими торговали в других странах, они часто входили в посольские дары. Коврами взималась дань. Многие народы украшали коврами свои жилища. Коврами застилали не только пол и стены, но и столы, лавки, сундуки. Да и теперь без ковра неуютно.

Одним из уникальных ремесел, непосредственно связанных с шелководством, является вышивание. /р.57-58/. Будучи на протяжении веков домашним занятием, выявляя изящность и богатство женской фантазии, вышивание со временем приобрело форму мелкотоварного производства, вместе с тем, стало занятием мужчин. Бурное развитие художественной вышивки способствовало специализации между мастерскими.

Из письменных источников прошлого века явствует, что шекинские мастера – тякалдузы, обеспечивали оригинальной вышивкой не только города Закавказья, но и Москву, Санкт-Петербург, Владикавказ, Пятигорск. Их изумительные изделия, благодаря туристам и гостям города, доходили до Западной Европы.

Во все периоды истории Азербайджана, особенно в средневековье, исследователей, ученых и других лиц поражало то, что женщины, как ковроделы, так и вышивальщицы, живя в затворничестве, почти неграмотные, с помощью простых орудий труда создавали прекрасные произведения искусства.

Тякалдузы играли важную роль в семейно-бытовых традициях шекинцев. Наряду с ковровыми изделиями в доме хозяева всегда стремились приобретать и сохранять вышитые тякалдузом изделия и передавать их от поколения в поколение. «Тякалдузы» - т.е. вышитые специальным методом материалы, использовались для разных целей, как лицевая сторона тюфяков – мютакка, больших и малых подушек, покрывала на кровати, скатерти на столы.

Женщины украшали домашние башмаки вышивкой тякалдуз, также тюбетейки, ночные шапки для мужчин, мешочки для табака. Любителей посидеть на ковре, облокотившись на пушту, большую подушку вышитой тякалдуз и в наши дни не мало.

В г. Шеки по сей день, сохраняются традиционные обычаи, связанные с похоронными процессами. В такие дни интерьер готовится способами, которые не присутствуют в повседневности. Особенно к помещениям, где принимают женщин для принятия от них соболезнования относятся более аккуратно. Как правило, женщин устраивают на полу вдоль стен и за спины, а также на пол стелят крупные набитые шерстью прямоугольной формы подушки – «пушту». При том, подушечки, стелящиеся на пол могут быть с гладкой наволочкой, а подушки, которые подставляли за спину, должны быть обязательно с красивыми наволочками. Сейчас чаще встречаются декоративные или шелковые ткани, ранее же в г.Шеки верх таких наволочек обязательно разукрашивали вышивкой тякалдуз. Вышивки на пушту исполнялись на поверхности бархатных и шерстяных тканей темных расцветок: серого, темно – коричневого, зеленого, фиолетового и др. На их поверхности вышивали шелковыми нитками ярких светлых тонов.

Для создания вышивок существовали в городе целые мастерские и в них в основном работали мужчины. Женщины принимали заказы или исполняли работу для себя дома. Вышивка эта производилась в основном на круглых пяльцах, на которую нитки подавались левой рукой с обратной стороны ткани или пальцев, отчего техника вышивки носила петельный характер. Основным назначением вышивок было создание нарядных скатертей. Стенных панно и чехлов на большие подушки для сидения. Круглые подлокотники – мютакки и малоемкие диванные подушки. Выполненные из очень ярко окрашенных и шелковых некрученых нитей, среди которых преобладали ярко красный, желтый, голубой, зеленый, оранжевый, бирюзовый и др. подходящие им расцветки. Шекинские вышивки тякалдуз на бархатной и суконной, темного цвета основе приобретали очень богатый и красочный вид. На наших фото вы их видите в черно-белом цвете.

Для большого выявления особенностей техники Шекинских вышивок и ее связи с орнаментом, следует особо внимательно присмотреться к мотивами бордюрного характера. В большинстве образцов вышивок эти бордюры повторяются, меняясь только в размерах и принятой для каждого конкретного случая разноцветные, хотя бордюры золотисто-желтого цвета на фоне черного, зеленого, темно-синего, темно-бордового и коричневого цвета встречаются чаще.

Как бы типовыми являлись и некоторые элементы мотивов центральных узоров вышивки «тякалдуз». Часто встречаются среди узоров Шекинской вышивки мотивы бута, птиц на ветке или просто кустов цветочных растений.

В интерьере шекинских домов также широко применяли безворсовые ковры. Такие как палас, килим, шедде, верни, сумах. Разнообразные по технике исполнения по мотивам орнаментов по цветовым гаммам каждый по-особому дополнял обстановку в доме.

Искусство изготовления узорных войлочных ковров, по мнению ученых, сложилось у многих народов во времена кочевого образа жизни, когда скотоводство было одним из главных занятий людей. Удивительно прочные, теплые и мягкие, они широко использовались в быту кочевников. Разложенные на земле и развешанные на стенах степных кибиток и юрт, войлочные ковры защищали от морозов и дождя, сырости и зноя. Позже, когда многие кочевые народы стали вести оседлый образ жизни, коврами застилали пол, завешивали плетеные или каменные стены. На коврах спали, а наиболее тонкими и красиво выделанными укрывались, как одеялами. Сегодня войлочные ковры ценятся главным образом за их декоративные достоинства.

Общая оценка художественного значения ковров в любом из интерьеров дана во многих источниках написанных авторами разных стран и народов. Все это способствовало увеличению интерьера не только жилых зданий, но и общественных сооружений современности. Потому уже стало невозможным воспринимать без ковров разные помещения: гостиницы, приемные комнаты, залы офисов и.т.д. Но самой большой популярностью продолжают пользоваться ковры в интерьерах жилых зданий.

Многое из вышезамеченного служит вступлением к основной сути нашего предмета. Начиная с самых древних времен, до второй половины ХХ в. жилые здания г. Шеки и другие виды архитектурных строительств сплошь и рядом строились из сугубо местного материала. Это первым делом необожженный кирпич, натуральный речной камень, дерево. Полы обмазывались глино - саманным слоем. На них стелилась циновка, а поверх них стелились ковры. Стены из сырцового кирпича, оштукатуренные глино - саманной смесью не могла долго держать на себе тяжелые ковры. Стелящиеся на полы ковры, были достаточными, чтобы сразу заполнить помещения, как колоритом цвета, так и орнаментами. И потому не было необходимости в мебели, их узорчатой резной отделке и других формах оформления ниши в комнатах завешивались тонкими джеджимами и шелковыми тканями, которые тоже ткались вручную, как и шелковые ковры, из отходов шелковых производств. Такими материалами также завешивались маленькие ниши. Таким образом, в интерьере было достаточно ярких пятен, создающих уют. Как бы это не странно звучало для жителей современных многоэтажных домов, исторические кухни свой цветовой колорит имели богатыми в силу ковров и ковровых изделий (килимов, паласов, сумахов, верни) из которых сшивались мешки, сумы для ложек, лопат и др. Из ковровых изделий шили занавесы-перегородки для других хозяйственных и спальных комнат, отделяли места для гостей, для женской половины и т.д.

С начала ХХ в. в Шеки появились особняки городского типа, в два-три этажа. Новые в них материалы штукатурки, окраски стен, закладка металлических крюков для подвески занавесей и т.д. позволили вешать на стены и ковры. Приходится удивляться тому, как быстро перестроились на это дело хозяева домов, заказывая специальные ковры для стен или покупая их. Удивительные чувства вызывает то обстоятельство, что население г. Шеки проявляло постоянный интерес к искусству и наследственному продолжению в сложившихся в этой области традиций. К ковроделию также относились с большим интересом. Коврами не только создавали и поднимали уровень состояния gстетики помещений. С их помощью хозяева домов одновременно либо подчеркивали нормальные, гармонические масштабы комнат, либо очень умело, с помощью обычного глазомера создавали впечатление соразмерности, если они после строительства зданий кое-где ощущали дисбаланс в отношениях длины комнат к их ширине, высоте и пр. Для этого они особенно вдумчиво выбирали размеры ворсовых ковров и их безворсных образцов, при покупке или ткачестве на дому. Помимо размеров ковров они, не имея специального образования и не зная их особенностей, удачно и грамотно выбирали ковры с такими рисунками, в области искусств которые правильно сочетались в композиционном решении комнат.

Не лишнее отметить что, расстилая на пол тонкий безворсовый ковер хозяева сознательно расстилали под килим или палас войлоки, но первое место в конечном итоге отводилось на эстетику, цветовой колорит, который в основном становилось последним удовлетворением хозяина.

С легкими ковровыми изделиями легче было добиваться большей гигиены в помещениях. Их без особых физических усилий можно было складывать, вытряхивать пыль, а летом мыть.

Есть семьи, в которых из поколения в поколение передаются турецкие и иранские ковры, немецкие гобелены, ткацкие изделия из Китая, Японии и др. стран. Нет сомнения в том, что все эти вещи находились в поле зрения местных жителей и воздействовали на их эстетическое чутье. До сих пор многие женщины помнят, как их матери или бабушки учили присматриваться к элементам ковровых узоров и переводить их на вязание.

С искусством сундучников тесно переплеталась работа расписчиков подносов. Старожилы города сообщают, что в ХVIII-XIX в.в. это ремесло в Шеки и его окрестностях переживало время очень высокого расцвета. На подносах рисовали не только пышные букеты живописно собранных цветов и листьев, но и портреты, а также сюжетные сцены. Образцы подобных подносов до сих пор сохраняются в ряде домов города и сельских местностей. Для портретов чаще выбирались образцы различных правителей и духовных лиц, особенно популярных поэтов и писателей и др.

Следует заметить, что подносы, имеющие чисто утилитарное назначение, выполняли одновременно и роль декоративного элемента в оформлении интерьера. Отсюда и особая забота об их красочности и орнаментальности. В период теплого времени года, когда «Бухары» не отапливаются, пустые, зияющие темнотой проемы их ниш, прикрываются приставляемыми к ним крупными круглыми подносами или орнаментальными медно- чеканными «меджмеи».

2.3. ПОЛИХРОМИЯ, ЭПИГРАФИКА, КАЛЛИГРАФИЯ В ИНТЕРЬЕРЕ ШЕКИНСКИХ ДОМОВ.

История стенной росписи в Азербайджане восходит с древнейшим наскальным изображениям Гобустана. В V-VЫ тысячелетиях до н.э. в древних поселениях Азербайджана жилища украшались геометрическим орнаментом, нанесенным с помощью красной охры на глинобитные стены. Фрагменты стенной росписи с изображениями геометрических фигур и трехлепестковых цветов из Мингечаура, фрагменты фресок из городища Орен-Гала, росписи культовых сооружений Мидии и Кавказской Албании свидетельствуют о широком распространении на территории Азербайджана декоративной и сюжетной росписи (18,с.467-566). Одной из специфических черт архитектуры XVЫЫЫ - XЫX веков является довольно богатое решение интерьера жилого дома по сравнению с дворовым фасадом и более богатое решение дворовых фасадов, в частности эйванов, чем уличных фасадов. Художественное богатство интерьера составляют полихромные изразцовые плитки, зеркала, шебеке с цветными стеклами, камины – бухары, а также ковры, парча, сервизы, посуда и другие предметы домашнего обихода. Но наиболее развитым видом изобразительного искусства в интерьере изучаемого периода была стенная роспись. (26, с.319). В XVIII-XIX вв. роспись применялась в архитектурном декоре не только культовых и дворцовых сооружений, но и жилых домов. Это было связано, в основном с тем, что в условиях феодальной раздробленности страны применение дорогостоящей изразцовой керамики, требующей организации специального производства, представляло большую трудность, вернее было не под силу и состоятельному заказчику. (30, с.22-30). Показательно, что в строительных надписях кроме имен зодчих все чаще встречаются имена мастеров архитектурного убранства - резчиков по гяже, каллиграфов, мозаистов и т. п. – свидетельствуя о возросшем внимании к вопросам декора и его повысившейся роли в формировании художественных образов зданий. Надо полагать, что более простая по технике выполнения и гораздо более дешевая стенопись продолжала существовать параллельно с дорогостоящим израсцовым декором, который применялся, в основном, в уникальных, монументальных сооружениях – дворцах и культовых зданиях. Действительно, в XII-XV и XVI-XVII веках, в период, когда достигли высокого развития градостроительство и архитектура, ковроделие и различные виды декоративно – прикладного искусства, безусловно, продолжала развиваться и стенная роспись.(11, с.558).

Полихромия на фасадах в народном жилье г.Шеки применяется редко. Она проявляется иногда в виде витражных окон - шебеке, заполненных разноцветными стенками небольших размеров. Значительно чаще полихромия в виде стенных росписей применяется в интерьере богатых домов. Интерьеру в архитектуре шекинского жилища придаётся большое значение.

Эпиграфика одна из мотивов, которая использовалась в убранстве интерьеров. Здесь она имела, хотя и не первостепенное значение, хотя население, преданное исламу считало, что его наиважнейшие заповеди всегда должны быть рядом с каждым человеком и напоминать им об их первейших обязанностях, которые следует передавать из поколения в поколение. Поэтому они и вводились в интерьеры, притом не одним и тем же образом, а очень по-разному. Встречаются надписи в виде полос-поясов на уровне чуть ниже потолка, по низу рэфов. Некоторые надписи в виде многострочных фрагментов компонуются в рамки и ставятся под стекло. Размешают такие эпиграфические произведения на заглавной стене, над входными дверями, на стенах айванов и т.д. Внутри рамок подчерки записей различаются и по конфигурации, и по цветовому решению. Чаще они бывают цветными. Очень широко подобные надписи разукрашивали потолочные части интерьеров, особенно айванов. На поверхностях балок и открытых стропил, между балками, под выносом концов балок, кронштейнах и их заполнениях мастера искусно обогащали интерьер, применяя различного цвета краски.

Есть примеры и очень многочисленные, эпиграфических мотивов, созданных резьбой по гяже. Такие надписи делались выше рэфов, в виде медальонов, а иногда и просто такими надписями заполняли архитектурные gлементы, напоминающие арки тахчей и ниш. (Дом мастера уста Юсифа Гаджи-Лятиф оглы-дед Гуртулуша Сулейманова, дом Яшара Мамедова).

Более внимательное отношение к процессу выяснения расположения жилых зданий с эпиграфическими образцами позволяет сделать некоторые выводы. Таких жилых домов больше по соседству со зданиями культового назначения, в первую очередь мечетями.

Вероятно, это были дома служителей ближайших мечетей, которые в свою очередь давали уроки религии и шариата, традиционного образования.

Пример жилых зданий и их интерьеров в зоне Яных мечети на ул. М.Расулзаде, который располагается на южном конце мехелле под названием «Доду», одной из жилой и бахчевой зоны Шеки, с обильным количеством мельниц вдоль течения Дайирман-арх, особенно быстро заселившейся после 1772 года, когда селевой поток снес более древний город, располагавшейся намного ниже, именно по линии названной реки слившейся с рекой Гурджана-чая.

Искусство каллиграфии или красивого письма тоже являлось собой областью искусств в г.Шеки, как это бывало и во многих других местах Азербайджана. Каллиграфия здесь внедрялась не только в резьбу по камню, дереву и оформление медных изделий, но использовалась как самостоятельная художественная область. До сих пор во многих домах сохраняются целые большие панно, составленные из надписей, с содержанием религиозных изречений, наставлений, поgтических куплетов, текста назидательного смысла и др.

Целиком орнаментальные произведения в gтих панно особое внимание обращает на себя интересные различные формы написания слов, букв, слогов и пр. деталей письма. Таковые применялись и в редких работах, даже шекинских вышивках. 

 



Обновлен 27 мая 2017. Создан 29 окт 2011



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Анализ фамилии:
Эта фамилия имеет тюркское происхождение и пришла к нам, скорее всего, из татарского или башкирского языка. Она образована от слова «бек», которое означает «господин, хозяин».

Значение фамилии:
В процессе исследования...
счетчик посещений Kataloq Valyuta.com